«Легко ли сегодня бизнесу?» Что об этом думает человек, которому по должности положено облегчать жизнь предпринимателей?

Редактор Самолёта попытался это выяснить у директора Регионального центра поддержки предпринимательства Вологодской области Татьяны Крицкой.

Фото: РЦПП/facebook.com

Формальным поводом для начала разговора стали итоги инвестиционного форума в Сочи, прошедшего в середине февраля, где как раз и состоялась самая дискуссионная и, пожалуй, актуальная экспертная панель, название которой мы и вынесли в заголовок этой статьи.

Как показал экспресс-опрос участников этого мероприятия, только 11% представителей российского малого и среднего бизнеса чувствуют поддержку государства, почти 28% считают, что с каждым днём им становится сложнее работать. Тем не менее, более 60% предпринимателей всё ещё видят перспективы в занятии бизнесом.

И, наверное, это остаётся главным позитивным сигналом власти, которая совсем недавно устами президента страны, а чуть раньше — губернатора Вологодской области, в очередной раз заговорила о необходимости улучшения условий существования отечественного предпринимательства. Давно, к сожалению, превратившегося в нашей стране в «бег с препятствиями»...

«Малый бизнес не такой уж «малый»?

Татьяна Крицкая, по её словам, тоже заметила изменение отношения к проблеме на Сочинском форуме — оно проявилось даже в том, как организаторы рассадили участников дискуссии: на сцене оказались представители малого бизнеса (которым было, что спросить и сказать), а первый ряд партера заняли министры, руководители ведомств, губернаторы (то есть те, кто должен слушать и давать ответы).

— Таким образом на этой пленарке постарались показать, что бизнес услышан, — говорит Крицкая.

— Очень похоже на рекламу банка «Тинькофф», нет?

— Типа того. Понятно, что на сцене оказались подготовленные спикеры по разным проблемам. Наш Алесей Логанцов (глава вологодских компаний «Бизнес-софт» и «Логасофт», руководитель регионального отделения «Опора России», СамолётЪ) говорил о том, что от бизнеса требуют социальной ответственности, лояльности по отношению к власти. Бизнес действительно много делает.

— Лояльный к власти предприниматель — это и есть расшифровка понятия «массовый руководитель», которое использовал Логанцов в своём выступлении?

— Его трактовка «массового руководителя» заключается в том, что это руководитель большого количества бизнесов, работающих «в белую». Притом, что одной из сквозных тем форума была проблема ухода бизнеса в «тень». С одной стороны, говорили об историях успеха «белых» предпринимателей, с другой — о проблеме теневых предпринимателей. Вот и Логанцов рассказывал: чем больше у меня активности, тем больше ко мне внимания со стороны надзорных и контролирующих органов. Я к государству поворачиваюсь лицом, а в ответ не вижу никаких послаблений.

— Он говорил «вообще», или же называл ведомства, обращался к кому-то конкретно?

— Нет. Сказал, мол, уважаемые представители налоговой и прочих ведомств, учтите мой посыл о том, что должны быть гибкие инструменты работы с бизнесом.

— И, что, интересно, ему ответили?

— На таких форумах обычно никто ничего конкретно не говорит в ответ. Что было отмечено модератором Германом Грефом, так это то, что органы власти не встали в позицию защиты, а сказали: сигнал понятен. Секцию, кстати, курировала «Опора России». Они любят такие инициативы, и я так поняла, что в итоговую резолюцию это заявление попало. Реагировали все надзорные органы: таможня, когда возник вопрос по экспорту, Роскачество — по вопросу качества, другие ведомства — все они реагировали. Там было так: предприниматель выступал с проблемой, а представители ведомства реагировали. Не могу сказать, что ответы были какие-то радикально новые, но, по крайней мере, они зафиксировали проблемы.

— Как вам кажется, фото Логанцова рядом с Грефом можно считать неким символом нового отношения к небольшому бизнесу власти и госкорпораций?

— Скажу без лукавства — кандидатура Логанцова как представителя предпринимателей была очень удачной для решения задачи: показать многоплановость действий с его стороны и определенное давление на него со стороны государства. Его личность точно утверждалась не по знакомству. Предприниматели сами выбирали представителя. А встреча Грефа с Логанцовым была, думаю, абсолютно рабочей. И фото было сделано в знак того, что они друг друга поняли. У меня от форума осталось ощущение продуманного диалога. Остальные площадки тоже носили характер продуманного контента, где бизнес тоже выступал с наконец-то озвученными проблемами, которые до этого замалчивались. Определенные фрагменты конструктивного диалога были и в других секциях. А эта «предпринимательская» секция вообще прошла правильно.

Из света в тень

— Можно подробнее о том, что на форуме говорили про нашу теневую экономику?

— Приведу пример с пленарки Грефа. В ответ на вопрос «что загоняет в тень?» была озвучена статистика. Там множество причин. Если брать, например, наш рынок — это давление со стороны налоговой, избыточные бюрократизм, отчетность. Я сама это наблюдаю и не могу бизнес обвинять. Бывает, им проще отказаться от поддержки, чем загонять себя в бюрократическую кабалу, за которую они ещё и несут материальную ответственность. Иногда то, что государство дает компании, несоразмерно тому, что компания должна пообещать и гарантировать...

— Сразу вспоминается история с череповецкой компанией «Киномир», от которой чиновники через суд требуют вернуть государственную субсидию и даже завели уголовное дело на руководителя за «нецелевое использование средств»...

— Вы правы. В этом и заключается несовершенство системы. Почему государство отказалось от системы прямого финансирования? На, предприниматель, деньги и делай с ними, что хочешь. Потом, правда, приди и отчитайся. На этапе выдачи денег не было понимания, куда дальше он с этими деньгами пойдет. И когда стали это все проверять и контролировать, обнаружилось, что добросовестность — минимальная. Очень много случаев, когда бизнес берет средства и недостаточно ответственно к этому подходит — или не туда деньги использует, или неэффективно их тратит. И когда все это промониторили, поняли, что эффективность раздачи денежных средств низкая. Хотя, конечно, есть успешные истории. Поэтому политика свободы принятия решений предпринимателей в части, что ему делать с господдержкой, и сводится к тому, что свободы нет никакой. Идет очень зарегламентированный порядок предоставления даже не финансовой поддержки, а мероприятия, консультации. Возможно, это реакция на эту недобросовестность. Но мы как специалисты, работающие в этой сфере, видим, что результат не достигается. Позитивного отношения бизнеса к господдержке не формируется, а формируется совершенно обратная реакция и у госструктур, и у клиента, который говорит: не надо мне ничего вашего. И это одна из причин, почему они уходят в тень. У предпринимателя нет веры в то, что я, начинающий, маленький, честный, с хорошим настроем на перспективу предприниматель — приду, и мне быстро и эффективно помогут. Нет, потому что сама система такова... И на форуме говорили, что статистика по росту теневого бизнеса неутешительная.

— Какой порядок цифр?

— Могу сказать, что они подавались очень аккуратно...

А кому сейчас легко?

— Что показывает ваш опыт общения с предпринимателями: какому бизнесу сейчас живется легче?

— Я бы не стала ориентироваться на размер бизнеса, не стала бы выделять средний, мелкий или крупный бизнес. Думаю, лучше других чувствуют себя компании, у которых, во-первых, есть стабильный выход на гарантированный сбыт, причем, с перспективой роста. Мы часто сталкиваемся с тем, что вроде бы у компании всё хорошо, всё загружено, но люди понимают, что на развитие у них нет сил — нужны база, инвестиции, а это должно оправдываться спросом. Поэтому, если нет перспективы, это ещё не гарантия, что предприятие будет чувствовать себя комфортно, даже если текущие объемы загружены. Второе, что влияет на положение предприятия на рынке — подтверждённое качество не только продукции, услуг, но и бизнес-процессов. Это важно. Сама система управления бизнес-процессами стала сейчас обязательным параметром оценки качества предприятия. Роскачество, проект Made in Russia смотрят не только на качество продукции, а и на то, как отлажена работа в организации в целом. Если это международная компания, то сертификат международного образца, если внутренний рынок — то российская сертификация. И третье условие предпринимательского благополучия — правильный анализ рынка. Предприятие инвестирует в прогноз развития своей отрасли и чувствует себя спокойно, потому что подстраховывается какими-либо дополнительными направлениями. И мы такие примеры встречаем на уровне самых маленьких предприятий, прямо «микро», но у них высочайшее качество... Я встречалась вчера, к примеру, с руководством маленькой пекарни. Их рынок пока только Вологодская область, но у них уже есть все сертификаты, они инвестируют в брэндинг и точно понимают свое развитие. Про крупные и средние даже не будем говорить — у нас есть хорошие и известные примеры в области. Не стоит ждать, что бизнес «выстрелит» только потому, что у тебя есть прекрасная идея. Надо понимать свою ответственность на рынке. Тогда и на уровне конкурентов будешь смотреться более выигрышно.

— Как Вологодская область выглядит на фоне других регионов по части бизнес-поддержки?

— Что касается инфраструктуры поддержки, то мы выглядим достойно, потому что большое количество направлений охвачено, инвестируется, правильная политика взята на акценты — у нас кластерная политика, правильная диверсификация региональных ресурсов, направления, которые востребованы для поддержки. И наоборот либо перепрофилируется, либо урезается в финансировании то, что не приносит высокой экономической эффективности. Я себя не хвалю. У нас еще есть, что нужно улучшать.

— А что касается бизнеса, его настроений?

— Здесь я не могу сказать, что мы в какой-то оптимистичной зоне, бизнес об этом говорит сам. Понятно, что в Татарстане и Москве более комфортные условия для бизнеса. И он реагирует на все по-другому. А мы, я думаю, находимся где-то в середине. Радует, что со стороны предпринимателей всё больше адекватной реакции на нашу работу. Раньше наши инициативы вообще в штыки воспринимались, а сейчас компании ретранслируют истории успеха, и нормальное стало отношение. Мы ведь и сами работаем в тех правилах, которые нам задают сверху. И при этом стараемся ориентироваться на клиентов — на бизнес. Думаю, другие регионы занимают схожую позицию. Потому что политика поддержки малого и среднего бизнеса транслируется из федерального центра...

— Результаты вашей работы как-то влияют на количество денег, которые регион получает для поддержки бизнеса?

— Конечно. Мы в хорошей зоне финансирования. Наш канал — Минэкономразвития. Они смотрят несколько параметров. На формулу расчета влияет количество субъектов бизнеса. У нас этот процент высокий. В министерстве обращают внимание на результаты работы прошлых периодов: если результаты невысокие, может быть принято решение вообще не финансировать регион. Мы получили подтверждение по всем заявленным направлениям. Я считаю, глядя на другие регионы, которые были в заявочной кампании, у нас хорошие позиции. Но и мы подошли к заявочной кампании по-другому и заявлялись только на те формы и мероприятия, которые, по нашему мнению, дадут эффект. У нас под каждое мероприятие есть подтвержденный запрос бизнеса. Этого никогда не было. И это увидела заявочная комиссия. Думаю, уже с апреля мы сможем начинать новый комплекс мероприятий.

Алексей Логанцов: «Если предприниматель прав, мы за него боремся»

Своими впечатлениями от дискуссии на Сочинском форуме с Самолётом поделился глава вологодской «Опоры России» Алексей Логанцов.

— Алексей, говорят, твоё выступление в Сочи было самым крутым?

— Ну, не самым... Но оно было живеньким. Мне народ до сих пор присылает всякие эсэмэски про яйца. Поясню. Меня попросили рассказать случай, как женщина выиграла тендер на поставку продуктов питания в учебное учреждение. Но, то ли тендер был заказной, то ли ещё что. Доказать ничего нельзя. Но так или иначе заказчик решил эту женщину убрать, и не нашли ничего умнее, как подключить Роспотребнадзор и докопаться до варёных яиц. На сырых яйцах штампики о качестве есть, а на варёных яйцах они исчезают при обработке — там обычные пищевые чернила, а не малярная краска. И чиновник из Роспотребнадзора заявил — раз нет штампиков, значит вы нарушаете! Госконтракт с вами расторгается. Понятно, что это бред. Но это показательный пример того, как некоторые контрольные и надзорные органы себя ведут по отношению к предпринимателям.

— Дошло до них?

— Глава Роспотребнадзора сразу меня нашла после выступления. Хотя я в выступлении не называл их, просто сказал — контрольно-надзорные органы. Она сразу поняла, что это про них, начала мне говорить: «давайте будем разбираться». Я говорю: я не против. Только у нас этот вопрос курирует вице-президент Марина Анатольевна Балудян — она занимается госструктурами, плотно с ними работает. И информация была от нее. И это произошло не в Вологодской области, а в другом регионе. В «Опору России» часто обращаются предприниматели за помощью. Если предприниматель прав, и мы это понимаем, мы за него боремся. Доказываем, что там не криминал, не преступники, не мошенники и барыги. Это люди, которые «пашут», зарабатывают свой хлеб достаточно тяжело. Честь и хвала им за то, что они стараются и работают.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.