Телеграм-канал Самолёта — подписывайтесь!

Подводные камни кооперации. Или почему малый бизнес опасается работать с крупным, хотя ему этого очень хочется...

Малому бизнесу не нравятся задержки в расчётах, которые практикуют крупные компании, и пугает их чрезмерный интерес к внутренним бизнес-процессам контрагентов.

Фото: peopleglob.ru

На этой неделе в Вологде и Череповце пройдёт второй Межрегиональный совет по кооперации, на котором будут обсуждаться инструменты поддержки малого и среднего бизнеса страны, в том числе с помощью кооперации МСБ с представителями крупных частных и государственных компаний.

Вологодская область стала одним из «пионеров» такой бизнес-кооперации. О её выгоде для обеих сторон за последнее время написано немало: к примеру, об очевидной пользе стабильных заказов крупных компаний («Северстали» и «ФосАгро»), обеспечивающих малые предприятия гарантированной загрузкой, и о менее очевидной пользе сотрудничества «крупняка» с региональной производственной «мелочёвкой», помогающей «китам» индустрии повышать процент модного в последнее время «импортозамещения».

Задержка

А вот о «подводных камнях» подобного сотрудничества не пытается говорить никто, кроме самих участников «бизнес-кооперации» со стороны МСБ. И разговор ведётся «вполголоса». Прежде всего, речь идёт о том, что крупный бизнес часто задерживает расчеты с малым и средним. Эта проблема в последнее время не раз поднималась на встречах регионального Союза промышленников и предпринимателей. Последний раз автору этих строк довелось слышать, как эту претензию на выездной встрече СПП в Череповце в адрес «Северстали» высказывали вологодские машиностроители. Речь шла о том, что традиционная для договоров с компаниями горно-металлургического холдинга отсрочка платежей на 90 дней разорительна для предприятий с ограниченными возможностями привлечения оборотных средств. Тогда гендиректор дивизиона «Российская сталь» Вадим Германов обещал подумать над сокращением сроков.

По информации из источников Самолёта, такая мера сейчас металлургами рассматривается, но только в отношении компаний — членов СПП.

Справедливости ради отметим, что подобные отсрочки не какая-то исключительная особенность «Северстали». По данным Самолёта, их в отношениях с «мелкими» контрагентами практикуют и другие крупные — частные и государственные — компании.

«По сути — это форма беспроцентного кредитования, — рассказывает руководитель одной их череповецких компаний. — Получается, что малый бизнес, который и так „еле дышит“, по сути кредитует крупные компании. При этом он должен с ещё неполученного дохода заплатить налоги», — возмущается собеседник Самолёта.

Чтобы государство не задерживало деньги, в мае в закон о контрактной системе были внесены поправки, ограничивающие расчеты 30 днями, а с малым и средним бизнесом — 15 днями, напоминает представитель Минфина. А госкомпании, согласно постановлению правительства, должны рассчитываться с малым бизнесом за 30 дней. Нарушителям грозят штрафы и дисквалификация за многократное нарушение закона.

Но участники тендеров считают, что ограничение пока не работает. Подписывая рамочное соглашение с заказчиком, поставщик подтверждает, что неустойки при задержке платежа не будет, стандартные условия договора — возможность отсрочки на 90 дней, цитируют «Ведомости» директора производителя автомобильной электроники. Отсрочка платежа на 45–60 дней — основное условие участия в тендерах госкомпаний, соглашается совладелец компании, поставляющей металлопрокат. «Россети» в целом выдерживают 30-дневный срок, утверждает их представитель.

Малый бизнес не рискует отстаивать свои права и спорить с крупнейшими компаниями, опасаясь потерять контракт и разориться, говорит в комментарии деловому изданию эксперт по закупкам экспертного совета при правительстве Георгий Сухадольский.

Гендиректор ГУП «Агентство по госзаказу Республики Татарстан» Яков Геллер, например, считает, что задержки платежей — это месть неугодному поставщику за то, что влез не на свою поляну, если побеждает своя компания, задержек нет.

Проверка

С тем, что это отчасти правда, согласны и источники Самолёта в компаниях, которые работают или работали с «Северсталью» и «ФосАгро». Но, говорят они, у «крупняка» есть и другие способы воздействия на неугодных контрагентов.

В отношениях с компаниями из МСБ, как заявляется публично представителями «Северстали», она руководствуется принципом «добросовестности». Это означает, что её поставщик должен быть «добросовестной компанией: вести «белую» бухгалтерию, не иметь задолженности по налогам и т. п. При этом очень часто служба безопасности не удовлетворяется просто документальным подтверждением «добросовестности» контрагента, а настаивает на аудиторской проверке компании... сотрудниками «Северстали». Отказ же пустить их к себе «в огород» расценивается как признак «недобросовестности» в отношениях и чреват их разрывом.

Между тем результатом таких проверок может стать, например, пересмотр договоров, ухудшающих их условия для малых компаний.

«Добровольная» сертификация

У госкомпаний есть другая «фишка» в отношениях с компаниями МСБ — некоторые из них устанавливают, по сути, заградительные требования к сертификации поставляемых товаров и услуг.

Как раз сейчас Минфином и Минэкономразвитием рассматривается законопроект, который должен упростить малому и среднему бизнесу доступ к заказу госкомпаний. В частности, за счёт того, что расходы по сертификации продукции МСП перекладываются на госкомпании.

Последние не устраивает такой подход. И, например, «Роснефть» предлагает закрепить в законе право госкомпаний требовать добровольные сертификаты. Это может увеличить издержки: стоимость сертификатов доходит до 500 000 руб., говорили «Ведомостям» предприниматели.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Плюсануть
Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.