#изжизниденег

Ставки сделаны. Ставок больше нет

Банк России объявил лимит снижения ключевой ставки исчерпанным.

Новый размер ставки — 7,5% годовых, объявленный в минувшую пятницу на заседании совета директоров Банка России, по мнению регулятора, — некий промежуточно-нейтральный уровень. Судить по нему, как будет себя вести в октябре инфляция — сложно. А к началу 2023 года ЦБ ожидает скорее усиление инфляционного давления. Принципиально более дешевыми деньги не будут — если речь не идет о бюджетных деньгах: их изобилие ЦБ пообещал учитывать в ставке.

«Сегодняшнее слабое инфляционное давление связано с эффектами структурной перестройки экономики. Ранее мы говорили о том, что она преимущественно увеличивает инфляцию. Теперь мы видим, что ситуация сложнее: структурная перестройка может сопровождаться и дезинфляционными процессами. Так, эффекты от санкций на экспорт и импорт могут быть как проинфляционными, так и дезинфляционными и могут менять направленность со временем», — цитирует «КоммерсантЪ» объяснения Эльвиры Набиуллиной того, как могут быть в текущей реальности связаны курс рубля, санкционные ограничения, цены, выпуск и занятость. Вывод из этого довольно сложного момента звучит так: «Мы считаем, что структурная перестройка экономики будет сопровождаться ускорением роста цен, несмотря на отдельные периоды их коррекции».

Иными словами, инфляционные ожидания в сентябре 2022 года, возможно, предвестник будущего увеличения инфляционного давления, поэтому снижение ставки можно условно считать завершенным или по крайней мере завершающимся.

Очевидно, что любой дополнительный рубль госрасходов в бюджетном стимуле, обсуждаемый сейчас в Белом доме, будет иметь эквивалент в повышении ставок банковского кредита и ключевой ставки.

Глава ЦБ говорит об этом прямо:

«Долгосрочный сдвиг бюджетной политики в сторону более мягкой означает, что Центральному банку придется поддерживать более высокий уровень ставок для обеспечения ценовой стабильности». Это заявление председателя ЦБ — сигнал не столько рынку, сколько части расширенного правительства, настаивающего на необходимости финансирования «прорывов» и ускоренной адаптации экономики. Между тем среднесрочный сдвиг — фактическое повышение «цены отсечения» нефти в бюджете с $40–45 за баррель до ориентира в $60 — уже произошёл.