Хроники «Омикрона». Паника, связанная с новым штаммом COVID-19, кажется, окончательно похоронила картину «выхода из пандемии»

Хотя есть сведения о том, что «Омикрон» не «ноябрьский чёрт из южноафриканской табакерки», а штамм, давно распространявшийся в странах Запада (а возможно и не только). И панические ужесточения ноября-декабря, скорее всего, безосновательны.

Фото: inforeactor.ru

Между тем именно они определяют сейчас политику в большинстве стран мира.

Страны по всему миру оперативно принимают меры по предотвращению новой волны пандемии.

Мир закрывается

В США, где, как заявили Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC), «Омикрон» официально вытеснил «дельту» и стал преобладающим вариантом SARS-CoV-2, приостановлен регулярный чемпионат НХЛ, руководство лиги и профсоюз игроков пришли к решению не отпускать игроков на Олимпиаду в Пекине. Официально об этом объявят на этой неделе.

Нидерланды с 19 декабря ввели строгий локдаун почти на месяц: в стране закроются магазины и сервисы не первой необходимости, включая спортзалы, кинотеатры и музеи; людям разрешено собираться по 2–4 человека. Дания также объявила о закрытии кинотеатров и музеев, хотя премьер Метте Фредериксен заявила, что более строгий локдаун не предвидится, учитывая высокий процент вакцинированных. Тем не менее эпидемиологи ожидают, что январь окажется самым сложным месяцем для страны за всю пандемию.

В Южной Корее с 18 декабря введены новые ограничения: число участников собраний не более 4, при условии их полной вакцинации; рестораны и бары закрыты в 21:00, кинотеатры и интернет-кафе — в 22:00. Невакцинированные могут сидеть за столиком в ресторане в одиночестве или заказывать навынос. Введение новых правил положило конец политике «жизни с COVID-19», объявленной властями в начале ноября 2021 года.

Франция ужесточила правила въезда в/из Великобритании: перемещаться между странами, вне зависимости от того, является ли путешественник вакцинированным, можно только в случае крайней необходимости — туризм и профессиональная деятельность не являются достаточными основаниями.

Премьер-министр Израиля Нафтали Беннетт предупредил жителей страны, что время на исходе: «Грядет новая волна. Все семьи должны быть готовы к ней. Каждый должен привиться тремя дозами, включая детей».

И при всём, при этом об «омикроне» пока что ⁠мало что известно точно. Возможно, столь стремительное его распространение и опасность ⁠обусловлена сокращением инкубационного ⁠периода, предполагает журналистка The Atlantic Катрин ⁠Ву. Если промежуток между попаданием вируса в организм человека и появлением симптомов с оригинальным (его также называют «уханьским») вариантом составлял 5–6 дней, то с другими штаммами он начал сокращаться: для «альфа» он был равен примерно 5, для «дельты» — 4 дням.

В случае же с «омикроном», кажется, инкубационный период ужался до трёх дней, и это плохие новости. Чем он короче, тем быстрее человек становится заразным, тем хуже удается контролировать распространение вируса.

Южноафриканский опыт

Председательница Медицинской ассоциации ЮАР Анжелика Кутзее, предупредившая мировое сообщество о появлении омикрона месяц назад, опубликовала в Daily Mail статью о новом штамме и о панической реакции Европы, которая диспропорциональна, по её мнению, реальным рискам.

Так, например, типичные симптомы пациентов включают в себя боль в мышцах и теле, головную боль и лёгкую усталость. Они выздоравливают в среднем через 5 дней. В части ЮАР, где работает Кутзее, госпитализируется мало пациентов с омикроном, в основном они лечатся дома, принимая противовоспалительные, такие как ибупрофен, и низкие дозы стероидов.

Большинство из тех, кто заразился омикроном, были невакцинированными (только 26% населения ЮАР вакцинировано полностью), и даже они справлялись с ним легче, чем с дельтой. В Британии, где 23,5 млн человек получили уже 3 дозы, считает Кутзее, нет смысла вводить план С или локдаун.

Вот ещё несколько довольно убедительных аргументов автора статьи:

  • Жёсткий локдаун замедлит распространение омикрона, не позволяя населению приобрести антитела против COVID-19 с относительно легким течением. А естественный иммунитет необходим в случае появления штамма с более тяжёлым течением.
  • Ограничительные меры только наносят ущерб экономике, усиливая социальную незащищенность, а их единственная выгода состоит в удовлетворении политиков, которые нуждаются в том, чтобы их видели предпринимающими какие-то действия.
  • Паника приводит к хаосу. Чрезмерная реакция на омикрон мешает реально оценить риски и преимущества нового штамма, который может принести не только вред, но и пользу, если позволит нарастить естественный иммунитет с наименьшими потерями.

Анализ сточных вод

Да-да — это не шутка. 1,5 года пандемии научили, что наиболее точные методы верификации эпидемиологической информации — косвенные. От частоты поисковых запросов до более изощренных, вроде анализа сточных вод на следы РНК вируса.

Так вот, указывают авторы телеграм-канала «Вирусная нагрузка», анализ проб сточных вод — чувствительный инструмент мониторинга инфицирования населения определенным вирусом. К COVID-19 его начали применять в начале 2020 года. Часто по сточным водам его удавалось обнаружить в стране раньше, чем в анализах пациентов. Пробы показывают распространение того или иного штамма. Секвенирование генетического материала из образцов (в них не геном активных вирусов, а отдельные участки кода, которые выводятся из организма и попадают в канализацию) показывает доминирующий на территории вариант по характерным мутациям.

И, к примеру, во Флориде, где официально — 7 случаев заражения омикроном, анализ сточных вод показал, что омикрон составляет почти 100% генетического материала SARS-CoV-2. «Дельта» и её варианты были найдены в следовых количествах. Хотя это указывает на то, что «омикрон» распространяется гораздо быстрее, чем предыдущие штаммы, новость скорее позитивная.

Просто потому, что преобладание омикрона в сточных водах во Флориде указывает на массовое инфицирование им населения. А уровень прироста случаев COVID-19 в штате находится на минимальном уровне: в среднем 3,2 тыс. в день за неделю, в то время как на пике, в августе 2021 г. среднее за 7 дней превышало 24,5 тыс. в день. Значит, абсолютное большинство переносит «омикрон» бессимптомно. Число госпитализированных во Флориде также в пределах обычных колебаний: с начала декабря оно выросло на 12%, но составляет 1,5 тыс. человек, в то время как ещё в октябре — 5 тыс., а в августе 2021 г. превышало 17 тыс. Глава округа Ориндж, где производился забор проб, заявил, что госпитализированные инфицированы преимущественно «дельтой».

Уже сейчас понятно, что, во-первых, «омикрон» не ноябрьский чёрт из южноафриканской табакерки, а штамм, давно распространявшийся в странах Запада (а возможно и не только). И панические ужесточения ноября-декабря безосновательны.

Во-вторых, «омикрон» распространялся в течение, как минимум, всей осени, (а, возможно, и предшествующих месяцев), практически не повлияв на уровень обращений в больницу и смертность, как это было с «дельтой». Национальный институт инфекционных заболеваний ЮАР отмечает: текущие показатели — ⅓ от госпитализации и ⅛ от смертности в предыдущие волны. Похожая ситуация наблюдается и в других местах, где — исходя из данных вирусных остатков из сточных вод — «омикрон» доминирует.

«Мы моделируем то, что нас просят моделировать»

Почему же тогда в мире доминируют «омикрон»-истерия и жёсткость ответных мер правительств разных стран?

Частично свет на проблему, скрывающуюся за этим вопросом, проливает диалог в социальных сетях, состоявшийся недавно между британским журналистом Фрезером Нельсоном и правительственным эпидемиологом Грэхемом Мэдли:

— Может, я тупой, но боюсь, я не знаю ответа! — говорит Нельсон, обращаясь к Мэдли — Почему бы вам — для полноты — не добавить сценарий, при котором Омикрон менее опасен и дополнительные ограничения не требуются.

— Я думаю, вы знаете, что происходит, отвечает эпидемиолог. — Этот сценарий ничего не даёт. Принимающим решения не надо ничего решать, если ничего не происходит.

— Спасибо, так понятнее. То есть, вы исключительно моделируете плохие последствия, требующие ограничений, и не учитываете столь же вероятные исходы, которые не требуют ограничений.

— Мы, вообще, моделируем то, что нас просят моделировать...

Этот диалог журналиста и правительственного эпидемиолога проясняет происхождение модели, поддерживаемой премьером Борисом Джонсоном, в которой омикрон убивает по 6000 британцев в день с января.

Становится понятной неадекватность госполитики — она проистекает из-затого, что заказ на модель лежит только в области катастрофического. А потом на базе этой модели, принятой за реальную, принимаются решения, отвечающие не на вызовы реальности, но на заказанную с принципиальным искажением модель. Ну, а то, что она не реализуется в итоге, воспринимается как правильность принятых мер...

А как у нас?

Что касается России, то здесь, по словам представителя Минздрава число заражённых «омикроном» пока незначительно.

Количество заражений другими штаммами ковида идёт на спад — во вторник зафиксировано 25 907 заражений. Зато количество смертей по-прежнему не опускается ниже тысячи в день — 1027 накануне.

Накануне Министерство здравоохранения утвердило национальный календарь профилактических прививок и календарь прививок по эпидемиологическим показаниям, в том числе против коронавируса. К приоритету первого уровня — подлежащих обязательной вакцинации против SARS-CoV-2 — отнесли следующие категории: граждане в возрасте 60 лет и старше; взрослые, работающие в медицинской, образовательной и социальной сферах; лица, проживающие в социальных учреждениях; страдающие хроническими заболеваниями, в том числе бронхолегочной, сердечно-сосудистой системы, сахарным диабетом и ожирением; жители городов с населением миллион человек и более.

При этом прививать от COVID-19 детей в возрасте от 12 до 17 лет включительно можно только добровольно — по письменному заявлению одного из родителей или законного представителя.

По уровню вакцинации от COVID-19 Россия находится на 93-м месте в мире (43,37%).

Что касается реакции властей, то есть признаки того, что внутриполитический блок АП взял курс на смягчение антиковидной политики, поскольку уровень социальной напряженности не позволял дальше проявлять жесткость в решениях. Правда, если, как предсказывают некоторые эксперты, в конце января Россию догонит следующая волна коронавируса, охватившая сейчас Европу, можно ждать следующей серии «закручивания гаек».

Тем временем регионы «ловят» противоречивые «сигналы» из «центра» (Кремль смягчает, а правительство придерживается жёсткости) — и местные власти трактуют их в конечном итоге по-своему: где-то вводят мораторий на QR-коды в период новогодних праздников, или вовсе их отменяют.

Подготовила Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.