«Ведущий ребёнка». По следам трагедии в Казани, где последней защитой для детей стали их учителя

В России стало хорошим тоном критиковать учителей и воспитателей, снимать их исподтишка на камеру мобильного телефона, чихвостить, предъявлять счёт, как будто речь не об образовании, а о ресторанном обслуживании, выгонять с работы, неимоверно тяжёлой, но малооплачиваемой. И, кстати, за ошибки, которые часто связаны с банальным выгоранием и усталостью…

Учительница казанской гимназии спрятала детей под партами и пошла встречать вооружённого террориста. Фото: ntv.ru

Но те, кто критикует, предъявляет, обижается на то, что, скажем, во время недавней дистанционки Марь Ванна задавала слишком много, или опоздала на урок из-за заглючившей системы, все эти люди забывают: учителя и воспитатели, не дай Бог, если что, будут рядом с их детьми до конца — хорошего или не очень, потому что охраны у наших отечественных школ и детских садов, как в очередной раз показала беда в Казани — НЕТ.

Когда я была восьмиклассницей, помню, в нашей школе, а я училась в одной из беднейших череповецких школ, произошел пожар. Дело было зимой. До сих пор помню, как прозвучала сигнализация и мы с одноклассниками, переглянувшись, заулыбались, подумав, что это учебная тревога и сейчас будет перерыв. Перерыв действительно был, продлился он две недели, потому что пожар оказался самым настоящим. Я никогда не забуду то мгновение, когда поняла, что всё взаправду. Вот мы спускаемся на первый этаж и видим густую дымовую завесу, нас толкают к выходу...

Следующий кадр. Гудит огромная толпа: дети и учителя, задрав головы, смотрят на полыхающее здание. Курток на нас не было. Холода мы не чувствовали. Вдруг — страшный крик. Одно из окон на верхнем этаже распахнуто, и оттуда высовываются две девочки из параллельного класса. Они прижимают к лицам какие-то тряпки и воют. Наружу вырываются темные упругие клубы. Наша классная Ирина Николаевна бросилась было за ними, но другие учителя схватили её и не пустили. Если бы не коллеги, Ирина Николаевна побежала бы в горящую школу.

Девочек с третьего этажа сняли пожарные. Позже выяснилось, что в здании затерялась ещё одна группа старшеклассниц. Их нашла учительница, которая осталась проверять кабинеты. В Череповце есть химкомбинат. Производство непростое. Не знаю, как сейчас, а в моё время в каждом классе обязательно было ведро с водой, чтобы увлажнять маски. Вот учительница заставила их намочить занавески, они прятались где-то и так ждали спасателей.

Пожар был опасный, но всё-таки не вселенский. Их живыми, наглотавшимися дыма, но живыми нашли — обошлось. Но я никогда не забуду, как наши учителя были готовы рисковать своими жизнями ради нас. Я никогда не забуду, как рванула Ирина Николаевна, как та учительница ждала спасателей вместе с девочками.

Когда начали озвучивать подробности казанской трагедии, меня поразила одна деталь: директор школы объявила по громкой связи, чтобы учителя закрывали двери кабинетов. Не знаю, почему именно это так зацепило меня. Представляете, говнюк выбрал целью школу, где дети и женщины. Учительницы, чтобы защитить детей, закрывали двери кабинетов. Вдумайтесь! Они спрятали школьников за баррикадами из парт у дальних стен, а сами стояли у дверей. Женщины с указками и учебниками против отморозка с огнестрельным оружием. Физкультурницы, занимавшиеся с детьми на улице, как я сегодня слышала, поняв, что творится неладное, увели малышей подальше от школы.

Педагоги берут ответственность за детей. Так и само название их профессии по сути переводится — «ведущий ребенка». Они не просто учат и воспитывают, они, если не дай Бог, что случится, будут гибнуть, но спасать Ваших детей. И не за нищенскую зарплату, а потому что название их профессии — педагог — ТАК ПЕРЕВОДИТСЯ. Потому что это в основе всего. Это их суть.

В школах и детских садах нашей большой страны НЕТ охраны и нет нормальной пожарной сигнализации с поливом. Помните об этом.

В Казани сегодня погибли дети и учителя. Вечная им память.

Саша Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.