Стафилококк страшнее COVID-19? Чем больше мы узнаём о коронавирусе, тем больше возникает новых вопросов

Например, почему главной причиной смертей в моногоспиталях становится не ковид, а другие, более привычные нам вирусы и бактерии? Или зачем нужна массовая вакцинация не до конца исследованной вакциной, если у половины населения уже сформировался иммунитет?

Фото: pixabay.com

А был ли вирус?

Сенсационное заявление сделал на минувшей неделе главврач инфекционный больницы в Коммунарке Денис Проценко. К смерти ковидных больных в большинстве случаев приводит не сам COVID-19, а опасные бактерии — треть больных с COVID-19 умирает в первые 72 часа после госпитализации. К ранней смертности чаще всего приводят гипоксия и тромбоэмболия. Главной причиной ухода из жизни тех пациентов, кто умирает позже, специалист назвал септические осложнения.

«Особенность пациентов с COVID-19 — быстрое формирование чрезвычайно опасных бактерий-суперинфектов в их организме», — говорит главврач Коммунарки.

Суперинфекциями или суперинфектами называют случаи, когда человек, уже зараженный какой-то инфекцией, не успев выздороветь, подхватывает другое инфекционное заболевание. Вирусные суперинфекты могут быть устойчивыми к препаратам, которые использовались для лечения первоначальной инфекции, и менее восприимчивыми к иммунному ответу организма.

Проценко утверждает: несмотря на то что больница в Коммунарке была открыта недавно, в ней уже появились опасные внутрибольничные штаммы. Их выявляют все чаще, при этом штаммы обладают «множественной устойчивостью».

Иными словами, Денис Проценко утверждает, что главной причиной смертности ковидных больных является вовсе не ковид, а другие бактерии, которые мы почему-то считаем «неопасными» в сравнении с COVID-19, который, если верить Проценко выступает лишь «спусковым крючком» для запуска другой «суперинфекции».

А если COVID-19 и вовсе не причём? Если мы имеем дело на самом деле не с пандемией некоего «смертельного» вируса, а со множественными вспышками острых респираторных заболеваний с уже известными инфицирующими агентами? А катализатором смертей выступает даже не коронавирус, а страх и паника, внедряемые ежедневно в население политиками, чиновниками, медиа и даже самими медиками, которые вынужденно включаются в эту общемировую игру. Включиться в неё очень легко, поддавшись общему психозу, а выйти — очень сложно.

Так, например, считает Игорь Гундаров, доктор медицинских наук, специалист в области эпидемиологии и медицинской статистики. «Иммунная система человека очень зависит от психического состояния. Поэтому паника, которую сейчас наблюдаем, несомненно, вызовет увеличение смертности от инфекционных заболеваний, в том числе», — говорит Гундарев.

По его мнению, излишней мерой был и переход на удалёнку: «Мы ошиблись и нагнали панику. Меня поражает амбициозность политиков. Куда их заносит, с чего они решили, что во всем разбираются? Смешали в кучу демографию, рождаемость, нацпроекты, вирус. Нет, чтобы собрать учёных, создать штаб крупнейших вирусологов-эпидемиологов. Должен быть научный центр при Минздраве, который дает точную статистику, то же при Всемирной организации здравоохранения. Я посоветовал бы даже при правительстве создать научный центр с приглашением ведущих вирусологов-эпидемиологов. Второе, учёным сказать, что ситуация ничем не отличается от былых вспышек, отбросьте, люди, панику».

Учёный считает, что обычных, а не чрезвычайных мер, принимаемых при рядовых сезонных вспышках ОРВИ было бы достаточно: проветривание помещений, мытьё руки, обычная, как при гриппе, самоизоляция на больничном, если чувствуете, что заболели. Укрепление иммунитета витаминами.

Нет большого смысла, полагает Гундаров, загонять пожилых людей в гетто особой «группы риска» — доказательств, что коронавирус как-то специфически действует на стариков нет. Но известно, что смертность в целом возрастает с возрастом. В любой структуре смертности пожилых людей всегда больше.

От чего будем прививаться?

Наконец, большие вопросы у учёных, которые смотрят на проблему беспристрастно, вызывает необходимость массовой вакцинации, которую подают едва ли, не как панацею от нынешней пандемии.

Во-первых, как мы уже поняли, вполне возможно, что дело не в COVID-19. А, во-вторых, существует высокая вероятность того, что до начала массового производства вакцин (которые на самом деле ещё не до конца исследованы) сам вирус мутирует до неузнаваемости, и применение препаратов окажется бессмысленным. Ранее группа международных ученых уже обнаружила более 12 тыс. мутаций коронавируса, и ни одна из них не привела к росту скорости распространения инфекции. В ходе исследования ученые изучили геном вирусов, собранных к концу июля более чем у 46,7 тыс. зараженных из 99 стран.

Косвенным аргументом против ускоренной вакцинации непонятно против чего может служить заявление мэра Москвы Сергей Собянина, утверждающего, что у половины москвичей уже есть иммунитет к COVID-19. «У нас около 50% населения уже имеют иммунный ответ к коронавирусу, это Т-клеточный иммунитет, антитела и так далее», — привел он результаты проведенных исследований.

Правда, Собянин оговорился, что это «теоретическая» защита — никто не гарантирует, что дальше не последует повторное заболевание. Если уж до конца рассуждать в рамках теории, можно говорить о достаточно прочной и долгосрочной защите. Одно из свежих исследований, на которое ссылается The New York Times, показывает, что даже спустя 8 месяцев после заражения у большинства выздоровевших наблюдается достаточно иммунных клеток, чтобы отразить атаку вируса и справиться с болезнью. Медленная скорость их исчезновения из организма говорит о том, что эти клетки, к счастью, могут работать ещё довольно долго.

«Объем наработанной иммунологической памяти, скорее всего, еще годы будет защищать людей от тяжелого течения ковида, при котором требуется госпитализация», — считает один из авторов исследования Шейн Кротти, вирусолог из Института иммунологии в Ла-Хойя (Калифорния, США).

Это исследование соотносится ⁠с еще одним небезынтересным выводом: переболевшие SARS (ТОРС, тяжелый острый респираторный синдром, атипичная пневмония, вызванная другим коронавирусом) всё ещё хранят иммунологическую память к нему спустя 17 лет после выздоровления. Ранее британские ученые также выяснили, что в крови людей, никогда не контактировавших с SARS-CoV-2, имеются антитела к родственным коронавирусам. Эти антитела способны атаковать SARS-CoV-2, тем самым предоставляя некоторую защиту от коронавируса нового типа.

Тем временем, маховик вакцинации, в котором задействованы огромные деньги и политические амбиции, потихоньку раскручивается. Об этом свидетельствует, например, очередной сеанс общения президента Путина с президентом Франции Макроном, содержание которого снова скандально утекло в сеть. Мы узнали, что российский глава государства просил французского коллегу помочь решить проблему дефицита мощностей по производству вакцины.

Ну, а то, что успевают произвести в России уже торопятся распределить по регионам. В пятницу вице-премьер Татьяна Голикова потребовала от губернаторов предоставить отчёты о планах и возможностях регионов начать массовую вакцинацию населения от COVID. По её словам, препарат начнёт поступать в субъекты РФ уже в декабре.

А кое-где даже уже начал поступать. Как сообщила пресс-служба правительства Вологодской области, прививка вакциной «Спутник V», разработанной центром имени Гамалеи, сделана 14 медицинским работникам моногопиталя Череповецкой городской больницы. В число первых вакцинированных вошли врачи и медицинские сестры в возрасте от 18 до 60 лет, работающие в «красной зоне». Отмечается, что «нежелательных реакций ни у кого из привитых не обнаружено». Предусмотрена двукратная вакцинация. Для выработки иммунитета вторую прививку медицинским работникам сделают через три недели после первой.

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.