Датчик. Вместе на пороховой бочке. Галифакс, Бейрут далее — везде?

Разгильдяйство в индустриальном обществе чревато трагедиями. Между взрывом в гараже и взрывом города — очень тонкая грань.

Фото: AP

Взрывы газовых баллонов в гаражах, взрывы бытового газа в домах, утечка дизтоплива в норильской тундре — подобные новости появляются в местных, федеральных и мировых новостных лентах слишком часто. Все они — приметы нашего индустриального общества, живущего на грани между процветанием и трагедией уничтожения. Причём, второе — более вероятно.

Но мы привыкли к этим «звоночкам», призывающих нас к осторожности. Очнуться нас может заставить, к сожалению, только такая трагедия, как произошедший в Бейруте взрыв аммиачной селитры, унесший жизни более 100 человек (по предварительным данным) и лишивший крова ещё 300 тыс.

Но всё ли ладно с безопасностью в промзоне вашего города, не несёт ли и она угрозы, подобной бейрутской.

Подобным вопросом задался историк Александр Шубин, которому на память пришла ещё одна история катастрофы, родившейся сто лет назад из цепочки мелких проявлений самоуверенности и разгильдяйства.

3 декабря 1917 года в порт Галифакс прибыл норвежский корабль «Имо» под командованием капитана Фрома. Загрузившись углём, он собрался в путь на Нью-Йорк. Из Нью-Йорка навстречу «Имо» подошёл французский транспорт «Монблан» под командованием капитана Медека, под завязку загруженный взрывчаткой (шла мировая война). В его трюмах было 2300 тонн пироксилиновой кислоты, 200 тонн тротила, 10 тонн пироксилина, 35 тонн бензола. В Галифаксе «Монблан» должен был подождать конвоя, чтобы отправиться во Францию. Для входа в порт судна с таким опасным грузом требовалось соблюсти специальные меры безопасности, но на них махнули рукой.

Утром 6 декабря, когда сняли сети против подлодок, суда двинулись навстречу друг другу в пролив, отделяющий порт от открытых вод. Норвежец, простоявший в Галифаксе дольше, чем планировал, теперь стремился нагнать время и превысил допустимую скорость в 5 узлов (9,3 км/ч). «Монблан» попытался уступить дорогу, но было поздно. В 8:45 «Имо» носом врезался в правый борт «Монблана». От искр вспыхнул бензол. «Имо» ретировался. Капитан «Монблана» приказал команде покинуть судно и тем спас её.

Горящее судно — интересное зрелище для неизбалованных событиями жителей: на набережной собралась толпа. Впрочем, судя по обилию видео взрыва в Бейруте, пожар в порту тоже был интересным для жителей зрелищем.

«Монблан» пытались тушить, но тщетно. В 9 часов взрывчатка разнесла корабль на кусочки. Не такие уж мелкие — одну 100-килограммовую деталь «Монблана» нашли в 19 км от места взрыва.

Галифакс был преимущественно деревянным. Территория в 160 га превратилась в бурелом брёвен и щепок, среди которых лежали окровавленные тела и копошились раненые. Многие люди, смотревшие на пожар из окон даже каменных зданий, были изрешечены осколками и разорваны ударной волной. Разрушения, в том числе и каменных зданий, были в радиусе 2,6 км.

Мгновенно погибли 1600 человек, ещё более 300 скончались от ран и погибли в пожарах. Всего было ранено около 9000 человек. Те раненые, которым не успели оказать помощь сразу, ночью и утром замёрзли насмерть. Впрочем, спасательные работы шли энергично, и большинство раненых удалось спасти. Всего погибли 1963 человека и пропали без вести около 2000 человек.

Мы живем в индустриальном обществе, которое не может существовать без опасных материалов. Но необходимо делать все, чтобы они не оказывались в густонаселенных районах. Увы, самоуверенные начальники и их подчиненные разгильдяи имеют все возможности действовать, надеясь на авось. И пока это так, колокол Галифакса и Бейрута звонит по тебе.

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.