Нельзя помиловать. Единый день голосования делает резонансными даже судебные решения по трудовым спорам

Накануне стало известно, что Вологодский областной суд отказал в апелляции уволенному с «Северстали» члену избирательной комиссии.

Фото: juristoff.com

За делом Дмитрия Гладилина — слесаря-ремонтника 6 разряда сервисного производства по плоскому прокату Центра «Промсервис» ПАО «Северсталь» (должность указано по релизу пресс-службы областного суда, — прим. СамолётЪ) — стоит обычная для ЧерМК история: человек был задержан на проходной в «День смеха» 1 апреля 2019 года в состоянии алкогольного опьянения, о чём был составлен соответствующий акт. Освидетельствование Гладилина в БУЗ ВО «Вологодский областной наркологический диспансер № 2», подтвердило наличие у него состояния опьянения. Через день (3 апреля 2019 года) Гладин был уволен на основании пп. б п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (появление работника на работе в состоянии алкогольного опьянения).

Таких случаев на «Северстали» только в этом году было 465 — 81 был связан с работниками самой компании и 384 — с сотрудниками её подрядных организаций.

Особенность дела слесаря Гладилина заключалась в том, что он в момент увольнения был членом избирательной комиссии с правом решающего голоса. Между тем в п. 19 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» прямо говорится: «Член комиссии с правом решающего голоса до окончания срока своих полномочий, член комиссии с правом совещательного голоса в период избирательной кампании, кампании референдума не могут быть уволены с работы по инициативе работодателя или без их согласия переведены на другую работу».

С этой цитатой уволенный Гладилин и обратился в Череповецкий городской суд, требуя не только восстановить себя на работе, но и истребовать с «Северстали» средний заработок за период вынужденного прогула с 3 апреля по 23 апреля 2019 года в сумме 32 271 рубля 68 копеек, а также скромную компенсацию морального вреда в сумме 10 000 рублей.

Череповецкий суд отказал Гладилину, тогда тот обратился с апелляцией в областной суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда оставила решение городского суда Череповца без изменения, обосновав своё решение правовой позицией Конституционного Суда РФ.

Очевидно, речь шла об Определении Конституционного Суда РФ от 01.06.2010 N 840-О-О. В этом документе КС упомянул, что «законодательное закрепление запрета на увольнение по инициативе работодателя члена избирательной комиссии с правом решающего голоса до окончания срока его полномочий имеет целью создание таких условий обеспечения независимости и беспристрастности избирательных комиссий, которые применительно к сфере трудовых правоотношений в полной мере гарантируют защиту их членов от попыток воспрепятствования со стороны работодателя свободному осуществлению всех возложенных на них публично значимых функций, в том числе за рамками избирательной кампании». Однако, отмечается в определении Конституционного суда, «выступая лишь способом обеспечения исполнения публично значимых функций, запрет на увольнение работника — члена избирательной комиссии по инициативе работодателя... не исключает возможность увольнения по инициативе работодателя лица, исполняющего полномочия члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, по такому предусмотренному законом основанию для расторжения трудового договора, как грубое нарушение трудовых обязанностей...»

Коллегия областного суда дочитала определение КС до этого места и поставила точку в деле Дмитрия Гладилина. Не обратив внимание ни на его заявление о том, что его членство в избирательной комиссии «ПАО „Северсталь“ не нравилось, что и явилось причиной его увольнения», ни на завершение цитаты из определения Конституционного Суда, полагающего увольнение работодателем работника-нарушителя законным, «в случае если увольнение не является результатом преследования лица за исполнение возложенных на него публично значимых функций».

По сути, проигнорировав не прояснённое до конца обстоятельство, областной суд оставил место для возможных спекуляций по поводу его, суда, беспристрастности. И невольно сделал рядовое дело о пьянстве на производстве резонансным — накануне выборов губернатора о решении суда сообщили все СМИ региона.

Но эти соображения, похоже, мало занимают вологодских судей. Трудно представить, что должно было бы произойти, чтобы суд не принял сторону крупнейшего и самого влиятельного в политическом смысле работодателя Вологодской области?

И это, кажется, особенность работы не только вологодского суда. Накануне московский суд вынес сразу несколько приговоров с реальными сроками тюремного заключения участникам связанных с выборами протестных акций в столице по поводам, которые стороннему человеку могут показаться смехотворными.

5 лет лишения свободы — за рассуждения в Twitter о рисках насилия для детей полицейских. 3,5 года — за то толчок полицейского, 3 года — за то, что дёрнул нацгвардейца за шлем, 2 года — за то, что потянул за руку полицейского, который задерживал протестующих и т.д. Пострадавшие силовики заявляют, что толчки и броски причинили им физическую боль, а твиты — моральные страдания. Жалобы участников акций протеста, пострадавших от действий силовиков, оставлены следственным комитетом и судами без внимания.

За такими решениями, думается, невольно прочитывается желание показать, что государство не отречётся от человека в погонах, не накажет его за чрезмерное рвение, не даст спуска его обидчикам, пусть даже виртуальным. Точно так же, как за решением вологодского суда прочитывается поддержка «Северстали» в её борьбе с вредными привычками и социальными пороками за послушание и здоровый образ жизни своих работников. Только вот можно ли назвать такой «утилитарный» подход естественным для судебной системы, основными качествами которой принято считать независимость и беспристрастность?

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.