Субботние чтения. «Салли-Кромсали, убей моих родителей!» Во что играет, чем живёт поколение Z и как их вытащить из виртуала?

Вы знаете, чем живёт ваш ребёнок, что он смотрит, во что играет, на каком языке говорит? Нет? Тогда вам самое время познакомиться с записками мамы 11-летней девочки.

Фото: tvernews.ru

Наталья Сердобинцева, автор выстраданной истории, которую вам хочет предложить СамолётЪ, убеждена — прежде чем отрицать идеалы подростка, надо их знать. А дальше — научить реальной жизни и запечатлеть иные ценности.

Предыстория

Моей дочери 11 лет, но она уже вступила в подростковый возраст со всеми своими отрицаниями родительского авторитета, неповиновением, огрызаниями, гормональными бурями, истериками и прочими типичными атрибутами трудного жизненного периода. Как и подавляющее большинство сверстников, она залипает на влогерах и мессенджерах. И тут я совершенно случайно узнала, что её ровесники и она сама — фанаты некоего героя из серии компьютерных игр по имени Салли Фэйс. Четвероклассники сходит по нему с ума, покупают всевозможные мерчи (футболки, рюкзаки и т.п.), копируют внешность — парики, маски, на просторах рунета можно найти большое количество фангрупп и т.п. Взахлёб и явно с целью эпатировать меня, дочка поведала, что Салли Фэйс — мальчик с трудной судьбой, с изуродованным лицом и длинными голубыми волосами, который убил собственных родителей и многих кого ещё и закончил жизнь на электрическом стуле. Конечно, я понимаю, что Тимур и его команда нынче, мягко говоря, не в тренде, но подражать фрику!!!

В моей жизни тоже был период увлечённостью компьютерными играми — стрелялками, бродилками и квестами в жанре хоррор, щекотала себе нервы: «Penumbra», «Sublustrum», «Аmnesia», «Obscure», «Шорох» и т.п., кто в теме — тот поймёт. Но после того, как гас экран монитора, я ту же забывала об игре. Ничего предосудительного в том, что люди смотрят ужастики, я не вижу — в конце концов, всё идёт из детства — страшилки по типу «гроб на колёсиках» были, наверное, у всех. Но в отличие от поколения Z, мозги у нас на этой почве не съезжали.

В общем, после этого я всерьёз заинтересовалась, чем живёт мой ребёнок в виртуальном мире. К то такой этот Салли-Кромсали (прозвище героя), почему игра так завладела умами и сердцами детей, и что же делать, чтобы всё-таки современная молодёжь познала и прочувствовала главные заповеди добра и милосердия, заложенные в нас высоко художественной русской и зарубежной детской литературой?

Знакомьтесь: Салли Фишер, он же Салли Фэйс, он же Салли-Кромсали, он же Сал

Врага надо знать в лицо. Поэтому я... нет, не стала проходить все четыре эпизода игры, а просто прочитала всевозможные спойлеры, обзоры, чаты и т.п. И вот что вырисовывается. В начале игры Салли — это 15-летний подросток, в детстве на него напала собака, которая изуродовала половину его лица, с тех пор мальчик носит маску-протез. По одной из версий, эта же собака загрызла его мать. Салли с отцом переезжают жить из Нью-Джерси в городок Нокфелл и поселяются в апартаментах Эддисона, где происходит какая-то чертовщина — тут тебе и инопланетяне (его лучший друг Ларри был сыном гуманоида), и оккультная организация «Пожирателей Бога», и Красноглазый демон, и каннибализм, и духи-приведения и т.п. А ещё там был весьма знаковый персонаж — миссис Пакертон, которая делала из людей фарш, а потом продавала эту колбасу для школьной столовой. И была эта милая женщина... учителем математики.

У Салли Фишера голубые волосы, которые он завязывает в хвостики. Выглядит он, на мой взгляд, как девочка — маленький, щупленький, в нём ничего нет мужественного, один раз даже он одевается в девчачье платье. Чем-то напоминает бесполых анимэшных прототипов. Вроде бы как он влюблён в девочку Эшли, но иногда сидит на коленях у друга Ларри. На мои сомнения по поводу его сексуальной ориентации дочка категорически и со знанием дела заявила: «Мама, он не гомик, он бисексуал, и вообще — нормальный парень».

Салли оказывается втянут в круговорот загадочных и мерзких событий, его лучший друг кончает жизнь самоубийством. В 4-м сезоне Кромсали сражается с монстром и убивает всех жителей апартаментов, заражённых «скверной», в том числе своего отца и мачеху — мать Ларри. После безуспешной попытки Эшли спасти его от казни, эпизод заканчивается электрическим стулом в тюрьме. Правда, фанаты уверены, что это была кукла, а не настоящий Сал.

По началу волосы у меня стояли дыбом, но чем больше я узнавала про героя игры, тем больше понимала, что он неоднозначен, а также насколько этот коммерческий проект успешен, поскольку его автор Стив Гэбри решил все свои финансовые проблемы и создал популярный продукт не от балды и не просто в своём больном воображении, а весьма и весьма продуманно...

Игра на грани

За пониманием происходящего я обратилась к одним из лучших тверских семейных психологов — Татьяне Попковой и Оксане Сулиминой. Беседа получилась интересной и познавательной.

В «Салли Фэйс» проигрываются некоторые даже мифологические моменты и обыгрываются многие психологические проблемы подросткового возраста.

Граница между мальчиками и девочками сейчас очень размытая, зачастую по внешнему виду бывает сложно отличить кто есть кто: девчонки с короткими стрижками, с тату, штанах и футболках, мальчишки — с пирсингом, с крашеными вихрами, обтягивающих джинсах и т.п. Особенно этот унисекс проявляется у девочек — они носят бесформенную и бесполую одежду, демонстрируют грубость, дерзость и агрессию, тем самым пытаются скрыть свою ранимость и женственность. Зачем?

— В подростковом возрасте идёт поиск себя. А культ силы, грубости и невежественности, когда человек нарушает общепринятые нормы морали и ценности, воспринимается как взрослость. К тому же сейчас в гигантском потоке информации, которая обрушивается на нас в интернете, представления о красоте человеческого тела размыты, уже нет каких-либо общепринятых канонов, программ и ориентиров, как это было раньше, когда в тех же фильмах, к примеру, поддерживали представление об истинной женственности и мужественности. Поэтому подростки в поисках себя часто используют очень удобную унифицированную форму, действуя по принципу: «Я попробую». На мой взгляд, это временно. Потом голова встанет на место, и они захотят стать нежными, привлекательными. Кто-то потом снимает пирсинг, вынимает тоннели из ушей. Поэтому стремление экспериментировать со своей внешностью через одежду, какие-то атрибуты — это возрастная норма взросления, — комментирует Татьяна Попкова, кандидат психологических наук, декан гуманитарно-правового факультета ТИ МГЭУ.

Её коллега считает, что игра ретранслирует западную культуру, когда понятие свободы личности подменяется или полностью заменяется только свободой в выборе сексуальной ориентации — отсюда и бисексуальные, гомосексуальные персонажи в «Салли Фэйс», и унисекс российских подростков.

— Идёт нарушение не только духовных, но и законов природы, мироздания, если хотите. Поэтому должны быть игры/фильмы и т.д. другой направленности, которые показывают, как может быть иначе, когда не смешиваются два начала — мужское и женское. Чтобы у ребёнка была возможность поведенческого выбора. Сегодня дети взрослеют очень рано, и в подростковом возрасте происходит половая идентификация. При гормональной перестройке очень легко запечатлеваются, на мой взгляд, неправильные модели, безусловно, подобные игры сильно влияют на психику. Такие вещи достаточно опасны, они формируют психо-физиологию, — говорит Оксана Сулимина — кандидат психологических наук, заведующая кафедрой психологии ТИ(ф) МГЭУ.

Мальчик с тяжёлым прошлым

В подростковом возрасте наши дети уверены, что взрослые их не понимают, учителя третируют, они болезненно воспринимают несправедливость и жестокость этого мира. Происходит идентификация себя с героем игры с трудной судьбой. Дети как бы прикрепляют себя к герою, поскольку они тоже чувствуют себя несчастными, одинокими, страдающими. Этот мальчик просто идеально наложился на подростковые пиковые проблемы и ощущения.

— Общение через гаджеты не даёт нашим детям близкого эмоционального контакта. Поэтому то, что дети, проходя эту игру, как бы проживают свою боль и сочувствуют герою, — это плюс. Именно поэтому игроки принимают и оправдывают его позицию/поступки. На самом деле, конечно же, современным детям нужен эмоциональный и духовный контакт, это настолько архитипично — люди так жили тысячелетиями, это заложено в нашем коллективном бессознательном, и детская душа эту потребность транслирует, — поясняет Оксана Сулимина.

Что же касается физической ущербности Салли (изуродованное лицо), то это связано с тем, что подростки тяжело переживают свою «телесность», отсюда недовольство своей внешностью, волнения по поводу лишних килограммов, прыщей, некрасивости и т.д. Они предъявляют к себе повышенные требования.

Таким образом, протез мальчика скрывает не только шрамы от укусов собаки, но и проблемы восприятия собственного тела в пубертатном возрасте.

«Убийство родителей»

Задача подросткового возраста — уйти от родителей, сепарироваться, эмоционально отдалиться, то есть, разрушив связи, «умереть» в глазах родителей как ребёнок, как маленький, как зависимый субъект.

— Здесь зашифрована метафора: умереть как маленький, чтобы возродиться как взрослый. Либо смерть метафорически переносится на родителей — «нужно мысленно похоронить маму и папу» в том смысле, что их авторитет обесценивается, поскольку они «меня не понимают, они безнадёжно устарели». Конечно, подростки внутри любят своих родителей, но в стремлении отделиться зачастую рушат, и очень грубо, семейные традиции и ценности, — сказала Татьяна Попкова.

Этот миф воплотился в игре «Салли Фэйс» в крайней форме, как и все остальные. И тем не менее сама идея подсознательно проигрывается подростками в виртуальной плоскости — прошёл квест и отождествил себя с героями. Это называется безопасным проживанием. К примеру, если во сне ты кого-то убиваешь, то психологи считают это здоровым сном, поскольку на уровне подсознания таким образом выходит агрессия, такой сон — это безопасная форма выходя гнева и реакции на то, что тебя бесит в реальности.

Учительница-людоедка

Миссис Пакертон — образ символичный и собирательный. Современная система образования поставила педагога в конфликт с учениками и родителями. Иногда с родителями проблемных моментов возникает даже больше, чем с детьми. Родители априори встают на защиту ребёнка, и не всегда обоснованно. Главный постулат — «мы против»: субботников, уборки класса, уроков физкультуры на улице и т.п. Учитель зачастую воспринимается как агрессор, посягающий на свободу и права учеников.

С другой стороны, среди педагогов есть много эмоционально выгоревших, деформированных профессией, которые не понимают современных детей. А они действительно другие — у них новые ценности, другая ментальность, иной тип восприятия мира. Российская система образования явно устарела и не поспевает за нынешними реалиями. В погоне за результатами ЕГЭ, рутинными отчётами и кипами бумаг система уничтожает духовные связи.

— К сожалению, учитель часто воспринимается ребёнком как враг, который хочет его уничтожить и «сожрать» его мнение, свободу, желания. Отсюда и образ мясорубки, фарша, колбасы из детей. Система мясорубочная и для родителей, которые тратят много ресурсов, денег, сил на школу. И для педагогов, которые стали заложниками и жертвами этой системы. И, конечно, для самих детей.

Впрочем, образ мясорубки и фарша из детей не нов. Вспомните, хотя бы, Pink Floyd «The Wall».

Что делать НЕ НАДО

Запрещать, давить, отнимать телефон, ругать...Через всё это мы с дочкой уже проходили — было неимоверно трудно, были истерики, слёзы и крики, а результат нулевой, даже хуже — ребёнок отдалился, замкнулся, обиделся... Это целая субкультура, и её одними запретами не отменишь.

Не надо также смеяться над увлечением детей, даже если они нам кажутся сверх дикими и сумасшедшими. Это была моя вторя ошибка — я стала троллить дочь шутками над Салли Фишером, откровенным стёбом и издёвками, чем сильно ранила её. Она яростно защищала героя, в сущности Сал был мальчиком добрым и отзывчивым (как это выясняется по ходу игры), несмотря на трудное прошлое и настоящее. По поводу убийств она сказала, что он был просто под гипнозом, это не его вина, к тому же он спасал мир... А на мой вопрос — а как же жить с осознанием того, что ты убил собственных родителей и ещё кучу человек? — она ответила одной фразой: «Это же не по-настоящему, просто игра».

Первый шаг к понимаю собственного ребёнка — просто попытаться окунуться в его мир, узнать его интересы, пройти эту чёртову игру, в конце концов, чтобы потом говорить с ним на одном языке. После того, как мы с дочкой обсудили жизнь и поступки Салли, а я превосходно ориентировалась во всех хитросплетениях сюжета, в её глазах реально засветилось уважением ко мне. Добило её МОЁ собственное предложение заказать по инету футболку с изображением Сала и его кота. «И ты разрешишь мне носить такую футболку?!». А почему бы и нет, если тебе это так важно!

Что же делать?

НО...всё же как помочь нашим детям вернуться из бредового виртуал-мира и научить их добру и умению сопереживать? Как выцепить их из нескончаемого потока словесного мусора многочисленных блогеров и блогерш? Наши психологи в одни голос говорят — нужно дать альтернативу.

Дети в этом возрасте хотят контакта, они более открыты, чем скажем в 16 или 17 лет. Значит, нужно с ними устанавливать связь, что-то делать вместе — выезжать на природу, смотреть фильмы и обсуждать их, играть в настольные игры, посещать интересные лекции, вести совместный блог в Инстаграм или на Ютюбе... Мимоходом брошенная фраза «Опять ты в телефоне, хоть бы книжку почитал» не прокатит. То есть необходимо дать ребёнку возможность выбора, потому что это тоже свобода. Главное, чтобы было из чего выбирать.

И здесь уже зона ответственности родителей, которым нужно найти время и набраться терпения, поскольку главная работа в этой жизни — это пройти пусть становления личности своего ребёнка весте с ним. Если ему не поможем мы, кому он нужен ещё в этом мире?! Способы и методы следует найти свои, если хотите — старое, проверенное временем содержание надо облечь в новую форму. Я, например, считаю, что лучше наших добрых книг воспитать не может ничто. Проблема в том, что поколение Z не читает книги, у них абсолютно другой тип мышления и восприятия информации. И бесполезно их заставлять — наши крапивинские, джеклондоновские и многие-многие герои им не понятны и не интересны. Тогда я стала читать книги с дочкой вместе и вслух — час в день, это немного. Главу я, главу она, попутно объясняя реалии и понятия пока что ещё чужого для неё мира. В планах — посмотреть мультфильмы «Тайна Коко» и «Книга жизни», которые посоветовала Оксана Сулимина.

А тем временем наши дети с нетерпением ждут выхода пятого эпизода игры «Салли Фэйс». Ну, а чем они хуже фанатов «Игры престолов»?

Подготовила Наталья Григорьева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.