«Людей надо любить». Секрет победы Ильи Лихачёва или почему тимбилдинг — пустая трата времени

СамолётЪ сумел разговорить начальника лучшего цеха Череповецкого фанерно-мебельного комбината, отмечающего в ноябре 60-летие предприятия.

Фото: СамолётЪ

Один мой знакомый любит говорить, что большую часть времени, свободного от сна, мы проводим на работе. Но удивительным образом тому, что происходит на этой самой работе, СМИ уделяют меньше всего места и внимания. А на самом деле происходит там много чего интересного. В этом я убедился лично, после того, как познакомился с начальником цеха, победившего в трудовом соревновании к юбилею ЧФМК, длившемся целый год.

Оказалось, что Илья Лихачёв знает, как склеить не только фанеру (его цех, собственно, этим и занимается), но и, как «склеить» коллектив-победитель из почти трёх сотен мужчин и женщин, казалось бы, совершенно разных людей.

Для начала разговора я задал Илье, который уже 12 лет ходит на ЧФМК в цеховых начальниках, самый банальный из возможных вопросов: «Почему ваш цех стал победителем соревнования?». Оказалось, что у собеседника на него готового ответа нет. И он тоже для начала только хмыкнул.

— Ведь никто результаты не подтасовывал, — не сдавался я.

— Нет, конечно. Люди старались, люди хотели, стремились. И у них всё получилось.

— Как оценивали цех?

— По выполнению плана, по качеству. По дисциплине.

— Что значит «дисциплина»?

— Недопустимы прогулы, опоздания на работу, нарушения правил охраны труда, правил пожарной безопасности.

— Сложно соблюсти все эти правила? Можно с людьми договориться, чтобы они работали без нарушений?

— У нас с вами какой-то разговор неправильный. Люди пришли на работу. У них есть определённый круг обязанностей. Есть нормативы, которые определяют безопасность труда, пожарную безопасность. И что значит, «договориться»? Человек, пришедший на работу, подписал трудовой договор. Он вынужден, обязан выполнять правила.

— И все всё идеально соблюдают?

— Вы меня такими вопросами провоцируете? Я что должен сказать, что не соблюдают? Тогда мне грош цена как начальнику. Сказать, что соблюдают... Кто-то нарушает скоростной режим, кто-то иногда забудет одеть спецодежду. Жизнь есть жизнь. Кто-то плохо выспался накануне и сегодня поздно на работу пришёл. Поздно — это, например, без пяти семь, когда ровно в семь начинается смена. Победа возможна только тогда, когда весь коллектив работает именно как коллектив. А не как масса случайно собранных в одном месте людей.

В этом месте я признался Лихачёву, что хотел услышать от него нечто подобное. А ещё я хотел увидеть его эмоции...

— Эмоции — у женщин должны быть, — недовольно проворчал начальник цеха.

— А у мужчин эмоций не бывает?

— Как можно заниматься серьёзным делом, если всё на эмоциях? Бывает, конечно, что люди смеются, и плачут, и танцуют даже — всё бывает.

— Но что-то же вас вдохновляет ходить на работу? Не из-за одних же денег вы сюда ходите? И не потому, что надо куда-то идти, чтобы не сидеть дома? Всё равно ведь вами по жизни движут какие-то желания, эмоции... Чего-то хочется? Нет?

— Я реалист. Человек ходит на работу для того, чтобы достигать какие-то цели. Но если я скажу, что моя цель — сделать 8 млн кубометров фанеры, то, наверное, это будет неправда. Цели у людей немного другие. У кого-то — путешествовать по миру, у кого-то — познакомиться с красивой женщиной, у кого-то — здоровье, машины, квартиры...

— В чём ваша цель?

— Я её про себя держу.

— Но это не то, что вы только что перечислили?

— Каждому человеку хочется жить хорошо! Материальный стимул — не на последнем месте. Люди все разные. У каждого человека есть свои амбиции. Кто-то летит в космос — для него это шаг. Кто-то рожает сына или строит дом. Кто-то ещё что-то строит. То есть в жизни должен быть какой-то результат. Но результата без экономического подкрепления тоже не бывает — кушать всё равно хочется.

— К этому соревнованию вам специально устанавливали какой-то повышенный план?

— Нет. Есть установленные месячные планы. Но люди... Один делает «плюсом» один кубометр, другой — три. То есть они оба делают. Но тот, который делает «+3», делает больше. Правда, если из этих «плюс три» из-за брака получается «минус шесть», то выходит, что человек сработал ниже нормы.

— То есть нужно было просто выполнить плановое задание. А насколько просто это «просто» выполнить?

— Я уже сказал о слаженных действиях коллектива. Из басни известно, что бывает, когда «в товарищах согласья нет». Поэтому у нас каждый не только сам работает, «гнёт свою линию», но и смотрит, что у товарища происходит. Может даже помочь, если надо, или просто на перекрёстке пропустить. Как-то так.

— Что за люди у вас работают?

— Основная рабочая специальность — сборщики, вентилевые и сортировщики. На сортировке работают женщины.

— И водители погрузчиков? Лихие ребята!

— От них тоже многое зависит! — улыбается Лихачёв.

— Вы же, наверное, не руководите каждым конкретным работником?

— Есть сменные мастера, бригадиры. Оперативное руководство — это тоже очень важно. Бригадир вообще всё время на месте — он видит каждое изменение в работе, в её условиях. Он может вовремя принять решение. Мастер всё видит с небольшой задержкой, но от него тоже многое зависит.

— Вы как-то подбирали этих людей специально?

— Бригадиры в большинстве своём — люди опытные, давно работают. Мастера — имеют образование.

— Можно назвать ваш коллектив «командой», объединённой общим видением, доверием?

— Конечно. Без доверия вообще нельзя. Мы же производим материальные ценности и расходуем материальные ценности. Как здесь без доверия?

— Проводите какие-то специальные мероприятия для сплочения коллектива? Модно проводить разные тренинги, «тимбилдинг» опять же...

— Проводили. Давно. Имею по этому поводу определённое и не совсем положительное мнение. Мне кажется, что настоящих тренеров не так много. То, что проводится, часто основывается на какой-то литературе, которую люди не очень пытаются адаптировать к реальным условиям. Потом я не уверен, что мы достигаем положительного результата в этих тренингах.

В этом месте я вспомнил первую строчку из недавно прочитанной статьи Карлоса Вальдес — Дапена, генерального директора Corporate Collaboration Resources, который 17 лет своей карьеры проработал топ — менеджером в знаменитой компании Mars: «Большинство корпоративных тимбилдингов — пустая трата времени и денег». И спросил у Ильи Лихачёва:

— Тогда, как достигается то, что вы называете «сплочённым коллективом»? Есть у вас по этому поводу секреты?

— Людей надо любить! Когда вы будете людей любить, тогда они начнут к вам разворачиваться лицом.

— Любить — значит жалеть, защищать, гладить по головке?

— Нет. Есть же родительская любовь, которая требует иногда и ремень применить, и в угол ребёнка поставить. Ну, а когда-то — да, надо и пряник дать, и по головке погладить, и «молодец!» сказать. «Кнут и пряник» — это сочетание не я придумал. Это всегда было.

«Тесные взаимоотношения и доверие друг к другу действительно имеют значение для сотрудничества, но не служат отправной точкой. Это скорее результат успешной совместной работы небезразличных людей. Её успех обеспечивает соединение концепции сотрудничества с личными мотивами единомышленников». Это опять слова Карлоса Вальдес-Дапена. Мне показалось, что они подходят к ситуации. В принципе, на этом разговор можно было закончить. Но очень хотелось спросить у Лихачёва ещё что-нибудь. И я спросил:

— Рационализаторские предложения используете?

— У нас труд в основном ручной, поэтому оптимизировать что-то сложно. Нет, поставили, например, подъёмные столы на прессы — женщинам теперь надо меньше наклоняться. Модернизировали наборные столы —они стали безопаснее. В план следующего года внесли предложение по установке автоматизированной линии сортировки фанеры. Она должна облегчить женский труд. Там автоматизирована самая тяжёлая часть — физический подъём. Оператор остался. Только он будет теперь сортировать не руками, а кнопкой.

— Что для вас значит юбилей ЧФМК?

— Сейчас в 60 лет уже даже на пенсию не отправляют. То есть комбинат ещё молодой — ему расти и расти. На предприятии постоянно что-то развивается. Это хорошо!

— Вам нравится?

— «Нравится» не совсем объективная оценка. Сейчас начну говорить общие слова, — предупредил строгий и очень конкретный Лихачёв. — Если нет развития — будь то комбинат или личная жизнь — происходит откат назад. Мы всё время движемся. Если делаем это быстро — движемся вперёд, если медленно — остаёмся на месте. Если останавливаемся — скатываемся назад. Поэтому постоянное развитие комбината — не то, что «нравится» — просто не чувствуешь себя «в хвосте». Приятно сознавать, что работаешь на предприятии, которое знают. А ЧФМК знают в Череповце, в Вологде, в России.

— И в Европе.

— Я не был в Европе...

— Но большая часть продукции уходит на европейский рынок, значит, знают и там.

— Да, на экспорт делаем много. Но я не это имел в виду. Знают — это, когда знают не продукцию, а то, что есть на Земле такое предприятие.

Беседовал Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.