Куда ведут мусорные «перетоки»? Антон Стрижов обещает, что отходы будут возить только в пределах Вологодской области

На Вологодчине который год не могут решить элементарную проблему вывоза мусора на легальные свалки. А в продвинутой Канаде уже успели убедиться, что сортировка и утилизация отходов наносит ущерб экологии…

Фото: politeka.net

«Надоели свалки»

Накануне, во время традиционного пресс-завтрака, ответственный за областное ЖКХ заместитель губернатора Антон Стрижов особое внимание уделил проблеме обращения с коммунальными бытовыми отходами. Как уже не раз писал СамолётЪ, к ней в регионе подступаются уже не первый год, за это время успел смениться не один начальник коммунального департамента и не один профильный замгубернатора, а мы все по-прежнему воспринимаем проблему «как дело будущего».

Правда, как обещает Стрижов, будущего уже недалёкого. По словам замгубернатора, уже с 1 января 2019 года в области заработает новая «мусорная» система. Уже определены региональные операторы, которые ведут подготовительную работу. Это ООО «Аквалайн» в восточной и ООО «Чистый след» в западной зонах Вологодской области.

Сейчас, как отметил Стрижов, проводится активная подготовка к заключению договоров, как с физическими, так и с юридическими лицами: до 1 января 2019 года договоры на предоставление коммунальной услуги — вывоз ТБО — должны быть заключены со всеми потребителями.

Деятельность региональных операторов, как и других участников, задействованных в сфере обращения с отходами, регулируется территориальной схемой, рассчитанной на 10 лет. В соответствии с ней регоператорам предстоит выстраивать свою деятельность. Антон Стрижов делает акцент на то, что утвержденной схемой не предусмотрены межрегиональные перевозки мусора, а это значит, что отходы из других регионов не будут завезены в Вологодскую область.

«В настоящее время нашей схемой не предусмотрены межрегиональные перетоки мусора. Любые изменения в схеме невозможны без общественного обсуждения, — пояснил Антон Стрижов. — На текущую дату в рамках действующей схемы изменений не предполагается. Если это будет допущено самовольно игроками рынка, они понесут ответственность».

Наварное, это хорошо. Но, что будет с внутрирегиональными мусорными «перетоками», пока не очень понятно. Огромное количество несанкционированных свалок в Вологодской области сокращается пока очень медленно, а официальные полигоны ТБО до сих пор испытывают определённые правовые организационно-технические проблемы своего функционирования.

Одним словом, Вологодчина и шире — Россия — до сих пор решают элементарные вопросы наведения порядка в сфере мусорного оборота, уже давно решённые в передовых с этой точки зрения странах.

«Лучше — на свалку»

Пока в России мечтают о будущем, в котором мусор будет не складироваться на полигонах, а тщательно сортироваться и перерабатываться, в передовой Канаде система мусорной переработки, которую налаживали годами, постепенно заходит в тупик.

Вот уже более 30 лет канадцы сортируют мусор — этому их начинают обучать еще со школьной скамьи. Как показал опрос НКО Stewardship Ontario, три четверти жителей Онтарио считают еженедельную сортировку отходов своим главным вкладом в охрану окружающей среды, утверждает канадское издание The Walrus.

Канадцы полюбили синие мусорные контейнеры, ставшие своего рода символом утилизации отходов. Однако «их роль в наших сердцах и умах намного выше, чем их реальный эффект», — считает комиссар по вопросам окружающей среды Онтарио Дианн Сакс.

Как все устроено

Подлежащие переработке отходы в огромных объемах выгружаются на конвейеры местных мусороперерабатывающих заводов. После этого их фильтруют с помощью различных устройств (включая магниты и оптические сортировщики) и вручную. Мусор из полученных в результате сортировки потоков — пластик, бумага, металл и так далее — упаковывается и спрессовывается в кубы. Затем их продают перерабатывающим компаниям как в самой Канаде, так и по всему миру. Они перерабатывают мусор в различные товары — туалетную бумагу, упаковку для яиц и тому подобное.

Таким образом, переработка мусора — обычный товарный бизнес, зависящий от спроса и предложения. Когда муниципалитеты производят больше перерабатываемого мусора, чем могут «переварить» рынки сбыта, ценность продукта снижается, и с Канадой начинают конкурировать другие страны. Ограничения рыночной системы означают, что две трети всех отходов Канады остается гнить на свалках.

Когда синие контейнеры для сбора перерабатываемого мусора впервые появились в Канаде, это выглядело революционно, и люди отреагировали на это с огромным энтузиазмом, вспоминает профессор Дэн Хорнвег из Института технологии при Университете Онтарио. Канадцы «по-настоящему хотели принять участие в сборе мусора для его последующей переработки». Однако это была программа — компромисс, к которому пришли защитники окружающей среды, власти и индустрия прохладительных напитков.

Программа-компромисс

В середине 80-х, в Онтарио представители индустрии прохладительных напитков согласились частично профинансировать программу по внедрению ящиков для утилизации мусора в обмен на разрешение перейти с возвратной стеклянной тары на более дешевые варианты, которые можно переработать. С помощью этой сделки была создана одна из самых популярных в мире программ по утилизации мусора, которая позже распространилась по всей стране. Однако она же предоставила индустрии право производить одноразовую тару — в каком-то смысле утилизация отходов стала оправданием расточительности отрасли.

Почти за две трети всего канадского мусора отвечают промышленный, коммерческий, непроизводственный и строительный секторы, которые в настоящее время обслуживают частные мусоровозы. Если компаниям будет невыгодна продажа вторсырья (это зависит от рыночных цен), то и переработка им будет малоинтересна. Все это означает, что можно сортировать мусор по всем правилам, но компания, которая отвечает за его вывоз, юридически не обязана его переработать. В Торонто, к примеру, 72% мусора, собранного жильцами многоквартирных домов, отправляются сразу на свалку.

Онтарио — единственная провинция Канады, чья финансовая отчетность об утилизации мусора находится в открытом доступе. В 2016 году сбор мусора обошелся муниципальным властям в $347 млн, но от продажи мусора они выручили лишь $95 млн.

Изначально идея была в том, что продажа вторсырья будет полностью окупать утилизацию, но этого так и не произошло.

По словам Сакс, в этих синих контейнерах полно материалов, утилизация которых «обойдется в целое состояние».

Утилизация бытовых отходов сама по себе загрязняет окружающую среду — взять, к примеру, углеродный след, который образуется при их транспортировке. В сельской местности, к примеру, сборщикам мусора приходится проезжать много километров, собирая вторсырье, — с точки зрения экологии это вредно и бессмысленно, говорит Дэн Хорнвег. Если подсчитать выбросы углерода от транспортировки мусора, сортировки его на заводе и отправления переработанных отходов на рынки сбыта, можно прийти к выводу, что порой для экологии было бы лучше, чтобы этот мусор отправлялся на свалку.

Отказ Китая от чужого мусора

В течение многих десятилетий Китай был рынком сбыта более половины пластиковых и бумажных отходов со всего мира, но в январе этого года страна объявила войну иностранному мусору, повысив стандарты качества для приобретаемого материала. Эффект от принятия новой политики последовал сразу же: экспорт отходов из пластика и утильсырья в Китай упал с 6700 (январь 2017-го) до 578 тонн (январь этого года). Экспорт бумажного мусора — с 53 000 до 15 800 тонн.

Какая-то часть невостребованного мусора отправилась на другие рынки (преимущественно в Юго-Восточной Азии и Индии), какая-то — осталась на свалках.

Так, город Галифакс решил избавляться от своих пластиковых отходов на мусоросжигательных заводах. Калгари же (по данным на начало лета) так и не смог найти покупателей для 1000 тонн пластиковых контейнеров, в которых обычно продаются ягоды, и хранит более 7500 тонн бумажных отходов.

Изменение политики Китая обнаружило дефекты канадской системы утилизации мусора. Чтобы справиться с проблемой, одной утилизации недостаточно.

Власти пытаются кардинально изменить свой подход к мусору и установить так называемую «круговую экономику». В ней производители будут отвечать за жизнь своих продуктов после их потребления, перерабатывая как можно больше отходов. Впрочем, принятый провинцией закон «Онтарио без мусора» предлагает лишь теоретическую базу и не вдается в детали. По мнению Сакс, претворить положения этого амбициозного закона в жизнь «будет очень, очень сложно», и сейчас он представляет собой лишь благие намерения, а полностью безотходное будущее выглядит сомнительным.

Антон Юрьев, Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.