«Агентство по запугиванию вкладчиков». АСВ начало в массовом порядке судиться с теми, кого призвано защищать — с вкладчиками проблемных банков

СамолётЪ попытался понять, что хочет сказать обществу Агентство по страхованию вкладов, заставляя вкладчиков вернуть средства, спасённые из банков-банкротов, обратно в их конкурсную массу.

Фото: РИА «Новости»

Сразу после новогодних праздников замершее информационное поле Череповца всколыхнула небанальная история о том, что официальный защитник «обманутых вкладчиков» — АСВ — привлекает к суду за «мошенничество» целую группу уважаемых в городе руководителей банковских структур и предпринимателей. Как выяснилось в ходе судебных слушаний, вся вина подсудимых заключалась в попытке (к тому же неудавшейся) спасти свои деньги, оказавшиеся на счетах в попавшем под банкротство вологодском Промэнергобанке.

АСВ атакует

Абсурдная ситуация, фигурантам которой, однако, грозят реальные тюремные сроки, могла бы показаться локальным частным случаем проявления особенностей российской финансовой системы, если бы в течение января сообщения об аналогичных историях не начали в массовом порядке поступать из разных регионов страны.

Стало понятно, что Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начало массово оспаривать снятие денег вкладчиками обанкротившихся банков и взыскивать с них средства. Добросовестность граждан роли не играет — исковая практика показывает, что для суда бывает достаточно факта наличия в банке картотеки неисполненных платежей на момент снятия вклада. Между тем эксперты отмечают, что она бывает в большинстве банков перед отзывом лицензии.

Абсурд усиливается тем, что часть средств, взысканных через суд с граждан, АСВ затем возвращает им же в виде страховки по вкладам (до 1,4 млн руб.). Но до этого человека могут посадить и (или) раздеть до нитки. Как пояснили «Коммерсанту» в АСВ, после признания сделки недействительной гражданин должен вернуть банку денежные средства, при этом обязательства банка перед кредитором восстанавливаются, то есть он на возвращенную сумму становится вновь кредитором по договору банковского вклада. На сумму до 1,4 млн руб. вкладчик может получить страховое возмещение. Но если у него в банке «зависла» бОльшая сумма, он должен на общих основаниях встать в очередь реестра кредиторов безо всякой гарантии возврата остатка средств. Практика убеждает, что такие «очередники» обычно не получают ничего. Но иезуитски составленные правила обязывают человека, ещё не успевшего как следует обрадоваться своему финансовому «спасению», сначала вернуть средства АСВ. В противном случае будет скорый, как показывает всё та же практика, суд. Придёт пристав и распродаст имущество невольного должника, а, если имущества нет, пристав этого беднягу обанкротит.

Мотивы не важны

Добросовестность вкладчиков, попавших в поле зрения АСВ, и их мотивы для снятия средств, как следует из судебных актов, опубликованных в картотеке арбитражных дел, не очень интересуют. Доказательств недобросовестности граждан не требуется. К примеру, вкладчик Военно-промышленного банка Ягиев, возражая против иска АСВ, настаивал в суде, что оспариваемая сделка по снятию средств совершалась в процессе обычной хозяйственной деятельности банка, не превышала 1% стоимости его активов и не отличалась от ранее совершенных сделок. Он указывал, что не был осведомлен о неплатежеспособности банка, снимал средства для погашения ипотеки на единственное жилье. Но суд удовлетворил иск АСВ, сославшись на наличие у банка картотеки. Аналогичные мотивы содержатся и в других решениях суда по вкладчикам в пользу АСВ. Ситуация касается не только ВПБ. Так, вкладчики Татфондбанка (ТФБ) тоже сейчас оспаривают претензии АСВ. По данным Союза пострадавших вкладчиков ТФБ, такие иски поданы к 400 физлицам, указывает «Коммерсант».

Несмотря на то, что российские законы не ограничивают банки в выдаче наличных, когда они есть в кассе, даже при открытой картотеке (до введения моратория на выплаты), такого вкладчика, якобы, заранее осведомленного о неплатежеспособности банка, подозревают в сговоре с сотрудниками кредитного учреждения, так что любые действия гражданина со счетами рассматриваются через эту призму. Что, собственно, и происходит в случае с упомянутым судебным разбирательством в Череповце, где фигурируют бывшие вкладчики Промэнергобанка.

Игры с моралью

На фоне затеянной АСВ «акции устрашения» вкладчиков довольно цинично выглядят рассуждения некоторых членов экспертного совета Агентства о «моральном риске» и «моральной ответственности» вкладчиков при построении цивилизованной системы страхования депозитов: «И банки, и вкладчики не заинтересованы в благоразумном поведении, так как „прибыли — частные, а убытки — общественные“», — цитирует главного аналитика Сбербанка Михаила Матовникова портал Republic. ru.

Само же Агентство не утруждает себя подобным морализаторством, «чохом» записывая всех, кто пытается спасти свои «кровные», в «мошенники».

Подобные игры с «моральным императивом» не могут пройти бесследно. Потому что явное нарушение элементарных принципов справедливости напрямую влияет на поведение людей. Прежде всего подрывая их доверие к банковской системе.

Банки уже начинают бить по этому поводу тревогу. "Подобные действия подрывают доверие физлиц к банковской системе в целом, поскольку добросовестные граждане, опасаясь подобных споров, побоятся хранить средства во вкладах«,— уже заявил глава АРБ Гарегин Тосунян. И пообещал, что его ассоциация обратится в Верховный суд с «просьбой выработать позицию по данному вопросу».

Что касается собственно финансового смысла действий АСВ, то эксперты сомневаются в его присутствии. Даже предположив, что все без исключения иски АСВ будут удовлетворены, бюджет организации пополнится ничтожными суммами. Вполне возможно, они не покроют даже судебные издержки и уж точно будут неразличимы на фоне гигантского дефицита фонда.

Пришёл показать вам волю

Фонд АСВ был исчерпан к середине 2015 года, напоминает Republic. ru. С тех пор организация практически целиком зависит от кредитов Центробанка, долг перед которым в конце прошлого года превысил 821 млрд рублей. Для сравнения: это чуть меньше половины общей суммы страхового возмещения, выплаченного агентством за 14 лет существования (1,7 трлн рублей). При этом балансовая стоимость активов 321 банка, ликвидацией которых занимается АСВ, несравнима с оценочной — 3,7 трлн против 0,4 трлн рублей. И даже из этой суммы агентство, вероятнее всего, получит лишь часть: банк ликвидируется в среднем три года, в течение которых его активы продолжают дешеветь.

Единственный смысл, который можно усмотреть в жёсткой линии АСВ по отношению к вкладчикам, заключается в том, что полностью зависимое от государства Агентство транслирует во все уголки страны простой и чёткий посыл: всё в стране решает не личная (по умолчанию, жалкая и корыстная) воля граждан, а железная воля государства. Только оно может решать, у кого сколько прав, кому можно дать спастись, а кем можно пожертвовать во имя высших интересов. Тем более, сейчас, когда в мире такая «сложная обстановка» и столько врагов. Поэтому лучше не пытайтесь перехитрить систему.

Единственными выгодоприобретателями во всей этой «каше», заваренной АСВ, являются юристы, которых для работы с массовыми исками привлекает Агентство и чьи расходы щедро оплачивает из средств конкурсной массы банков-банкротов, не считаясь с издержками...

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.