Костя на сене. Первый канал не может сделать выбор между фигурным катанием и футболом

В ситуации падающих рейтингов и смены акционеров Константин Эрнст возвращается к тому, от чего ещё недавно высокомерно отмахивался — к спорту. Но, когда набирающая популярность фигурка сталкивается в сетке вещания с теряющим почитателей футболом, сделать правильный выбор непросто.

Фото: СамолётЪ

Китайскому мыслителю Конфуцию приписывают слова «не дай Вам Бог жить в эпоху перемен». Вот наконец до перемен дожил и гендиректор Первого Константин Эрнст. Как-то незаметно к 22-му году его директорства «главная кнопка» страны перестала быть главной, уступив статус самого популярного у российских зрителей телеканала «России 1», флагманскому каналу холдинга ВГТРК.

Кроме того, в последние годы (а точнее, после считавшейся триумфом Константина Львовича трансляции Олимпиады в Сочи) «Первый канал» испытывает финансовые трудности и регулярно задерживает платежи партнёрам, прежде всего производителям контента. По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2019 году выручка АО «Первый канал» составила 27 млрд руб. (по сравнению с 32,8 млрд руб. в 2018 году), чистый убыток — 4,1 млрд руб. (против чистого убытка в 6,8 млрд руб. годом ранее).

Проблемы Первого, пожалуй, не в последнюю очередь привели государство к решению сократить свою долю в компании. Руководство страны не хочет отказываться от пропагандистских возможностей канала, но и не желает полностью брать на себя бремя сопутствующих расходов.

Это следовало из указа президента страны, декларирующего снижение доли государства в акционерном обществе с 51% до 34% и подписанного Владимиром Путиным ещё в декабре прошлого года. Теперь решение президента расшифровано опубликованным накануне распоряжением правительства страны. Этим документом в состав акционеров Первого возвращается банк ВТБ с долей в 32,89% (и, возможно, с Наилёй Аскер-заде в качестве ведущей или даже медиаменеджера). А вот доля Алексея Мордашова и его с Ковальчуками «Национальной Медиа Группы» во главе с ещё одной замечательной женщиной — Алиной Кабаевой — уменьшится сразу почти на 10% — до 19,46%.

Госпакет должен был быть размыт до 34%, плюс «золотая» акция в ходе допэмиссии акций Первого, которая должна пройти в течение трёх месяцев с момента опубликования документа. И за это время гендиректору канала нужно продемонстрировать новому составу совета директоров какой-то прогресс.

С сериалами сейчас у Константина Эрнста что-то получается не очень. Зато может выручить спорт, который некогда почти исчез из сетки вещания Первого. А нынче вернулся в виде наиболее рейтинговых сегодня видов спорта: лыж, футбола и, конечно, фигурного катания, которое снова претендует на место в зрительском топе. По крайней мере, женской части аудитории канала.

Кажется, Константин Львович и его команда вовремя уловили момент возрождения интереса к фигурке, которому не смогла помешать даже пандемия. Весь прошлый год именно Первый был главным окном россиян в мир фигурного катания. И прав Илья Авербух, который говорит, что и спортсмены, и тренеры, и зрители должны «поклониться» за это каналу.

Но, с другой стороны, возрождение фигурки неожиданно совпало с ожидавшимся спадом интереса российской аудитории к футболу, по непонятной причине считавшемуся долгие годы главным видом спорта в стране. Россия, по неизвестным природе основаниям, всегда претендует на что-то «значимо-международное» с участием своих клубов и сборной. И, казалось бы, участие российской команды в четвертьфинале домашнего мундиаля должно подтверждать эти претензии. Но по итогам минувшего сезона, завершившегося тотальным позором отечественных команд в еврокубках и чуть менее позорным выступлением сборной, результат лета 2018 смотрится лишь случайным эпизодом, удачным стечением обстоятельств.

Естественно, что решение Первого канала пожертвовать прямой трансляцией с мирового финала фигуристов, где россияне претендуют на три золота, ради отборочно-тренировочной игры футбольной сборной против команды Мальты (!) вызвало законное возмущение любителей фигурного катания. При практически полном равнодушии футбольных болельщиков, предвкушающих очередной скучный матч российской команды, которая будет вяло перекатывать мяч, пытаясь экспериментальным составом одолеть «автобус», который наверняка поставят мальтийские полулюбители...

Дмитрий Губерниев, почти переметнувшийся в набирающие ход лыжи из своего впавшего в затяжной кризис биатлона, не мудрствуя лукаво объяснил политику Первого: «У кого права на трансляцию, тот и прав».

Но только в сложившейся ситуации Первый канал выглядит как та собака, что лежит на сене и никого к нему подпускает. Хотя сама собака сено, естественно, не ест.

Сергей Бесков
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.