Между Сциллой и Харибдой. Почему Путин отменил режим «нерабочих» дней на пике пандемии?

Президент завершил введённый им юридически странный режим ограничений 11 мая, когда Россия вышла на «почётное» третье в мире место по числу активных случаев инфекции (сегодня, во вторник она уже вторая). Но ограничений Владимир Путин не снял — они теперь на совести губернаторов.

Фото: ТАСС

С эпидемиологической точки зрения решение президента выглядит сомнительно — в понедельник страна как раз установила очередной печальный антирекорд — 11656 новых случаев заражения COVID-19 позволили стране выйти на третье место в мире по количеству активных заражённых.

Нетрудовые будни

При том, что самоограничения в стране соблюдаются довольно неплохо, они успели нанести тяжёлый урон российской экономике и благосостоянию многих семей. По данным ФОМ, об ухудшении материального положения говорили 42% респондентов, что на 6 п. п. выше, чем в начале месяца.

У 60-70% семей в стране фактически уже нет сбережений. Увольнение персонала допускали около 35% частных компаний. Выручку потерял практически весь сектор услуг. Кроме того, у россиян за полтора месяца от федеральных ограничений накопились усталость и разочарование в помощи государства, которая оказалась весьма ограниченной и труднодоступной из-за бюрократических ограничений.

Поэтому продление режима ограничений вело бы к дальнейшему усугублению экономических проблем и недовольства. А ведь, по данным последнего замера «Левада-центра», рейтинг одобрения президента опустился до 59% — это минимальное значение с 1999 года. И в открытом опросе о доверии политикам Путин набрал минимум — 28%. Мнения о том, правильным ли путем идет страна, разделились — по 42%, такого не было с 2013 года.

Именно поэтому, пожалуй, глава государства принял соломоново решение пройти, как он выразился «между Сциллой и Харибдой». А точнее, отменив режим ограничений на федеральном уровне, фактически не отменять его на уровне региональном — вся ответственность теперь передана на уровень губернаторов.

Избирательная поддержка избирателей

Им теперь придётся, во-первых, отвечать за уровень заболеваемости COVID-19 на вверенной территории, во-вторых, почти за все обещанные Владимиром Путиным мера поддержки гражданам и бизнесу.

Напомним, что в понедельник президент наобещал новых льгот и выплат на 800 млрд руб.:

Новые детские пособия:

  • в два раза увеличится минимальный размер пособия по уходу за ребенком для неработающих и молодых родителей;

  • каждый ребенок 3–15 лет с 1 июня получит 10 000 рублей;

  • семьи, не имеющие права на материнский капитал, получат по 5000 рублей на ребенка до 3 лет в апреле-июне.

Поддержка бизнеса:

  • с 1 июня запускается кредитная программа поддержки занятости в пострадавших областях и социально ориентированных НКО (ставка 2% и госгарантия на 85% кредита, срок до апреля 2021 года). Кредит списывается, если предприятие сохранит 90% сотрудников, списывается половина, если сохранит 80%;

  • списываются налоги (кроме НДС) и страховые взносы за II квартал для индивидуальных предпринимателей, малого и среднего бизнеса из пострадавших отраслей и социально ориентированных НКО;

  • официальным самозанятым вернут налог на доход, уплаченный в 2019 году, новые самозанятые получат налоговый капитал в размере 1 МРОТ;

  • ИП из наиболее пострадавших отраслей получат налоговый вычет в размере 1 МРОТ;

  • на докапитализацию региональных институтов развития будет направлено 12 млрд рублей из нацпроекта «Поддержка малого и среднего предпринимательства».

Также с 15 апреля по 15 июля будут назначены специальные федеральные доплаты для сотрудников социальных учреждений (интернатов, домов престарелых).

Как уже писал СамолётЪ, во многих случаях поддержка для МСП в сфере туризма, бытовых услуг уже опоздала. Многие компании уже расстались с персоналом, кредиты им никто не даст, даже под гарантии государства. А самозанятые, не дождавшись поддержки массово сдают патенты и переквалифицируются в безработных.

Сложно представить предпринимателя, который будет сохранять штат, брать кредиты (которые надо будет отдать) на выплаты зарплат сотрудникам, если доход рухнул, а двухмесячный простой разрушил связи с поставщиками и потребителями. Если при этом ещё оборудование в лизинге, а на предпринимателе висят прошлые кредиты и даже открывшись, не ясно через какое время он сможет вернуться на до карантинные обороты, так как доходы его клиентов также рухнули и они явно отложат покупки его товара или услуги до лучших времён. Складывается когнитивный диссонанс: поддержка экономики и бизнеса возводится в ранг национальных приоритетов в период борьбы с последствиями эпидемии, а по факту принимаемые меры не учитывают основы рыночной экономики. Судя по всему, у нашей экономики свой, «особый» путь, такой же, как у большей части небогатого населения: от кредита до зарплаты, от зарплаты до кредита...

Некоторые наблюдатели, анализируя меры поддержки, делают вывод о том, что максимальную помощь получают те россияне, кто потенциально составляют электорат действующей власти: пенсионеры, семьи с детьми, работники крупных и государственных предприятий. На представителей МСП, как ресурс поддержки (избирательной, в том числе) в Кремле, видимо, не рассчитывают.

Губернаторы ответят за всё

Эксперты отмечают, что этот широкий жест скажется на состоянии прежде всего региональных бюджетов (федеральный наполняется большей частью за счет НДПИ, которого у малого бизнеса практически нет, и НДС, на который льгота не распространяется). Списание коснется в первую очередь налога на прибыль, на который приходится более трети доходов региональных бюджетов. При этом в апреле, по данным ФНС, сборы по этому налогу уже упали на 41% по сравнению с апрелем 2019 года.

В условиях пандемии и обвала нефтяных цен аналитики ожидают ухудшения сбалансированности бюджетов и роста общей долговой нагрузки регионов впервые с 2015 года.

По прогнозу Moody’s, доходы региональных бюджетов в этом году сократятся на 7–10%. Отчасти поддержать регионы могут федеральные трансферты — 200 млрд руб. для компенсации выпадающих налоговых доходов. Впрочем, как ранее подсчитали в агентстве S&P Global Ratings, этой суммы (вместе с 80 млрд руб. на медицинское оснащение) будет недостаточно — она составит лишь около трети от прогнозируемого дефицита.

Правда, на прошлой неделе правительство освободило регионы от погашения долга по бюджетным кредитам центра в 2020 году — они будут уплачивать по 5% задолженности в 2021–2024 годах, а в 2025–2029 годах станут возвращать остаток равными долями с возможностью досрочного погашения. Предполагается, что освободившиеся средства они смогут направить в том числе на компенсацию теряемых доходов. Теперь же Владимир Путин поручил Белому дому до 20 мая проработать вопрос об увеличении в 2020 году предельного размера бюджетных кредитов, предоставляемых субъектам РФ на пополнение остатков средств — пока такой заем не должен превышать одной двенадцатой утвержденного на год объема доходов регионального бюджета.

В подобных условиях на первый план выходят лоббистские способности и возможности губернаторов, а также их политическое «чутьё» — способность угадать, что в данный момент в приоритете у федеральной власти.

Вологодский губернатор Олег Кувшинников — один из тех, кто успел доказать, что полной мере обладает всеми, востребованными сегодня качествами. Для начала он раньше многих прочих глав регионов разрешил работу практически всей промышленности региона. С сегодняшнего дня к промпредприятиям, по словам Кувшинникова присоединится 80% малого и среднего бизнеса. Исключение составит значительная часть сферы услуг.

Кроме того, вологодский губернатор успел подстраховаться, заранее объявил, что продлевает режим ограничений для граждан до 1 июля. Чтобы начать вводить каки-либо послабления, по словам Кувшинникова, региону предстоит потянуть один из трёх показателей, рекомендованных Роспотребнадзором: коэффициент распространения инфекции должен быть меньше единицы.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.