Смерть директора

11 апреля не стало Юрия Липухина, человека, вписавшего свое имя в историю Череповца, его металлургического комбината, всей могучей некогда советской промышленности, одного из последних «красных директоров». 

Всего одного дня Липухин не дожил до юбилея «Северянки» — огромной доменной печи Череповецкого металлургического комбината (сейчас основы горно-металлургического холдинга «Северсталь»), которую он запускал 25 лет назади которая до сих пор остается крупнейшей в Европе. В ночь перед праздником Юрий Липухин тихо скончался в далекой Канаде, где жил в последнее время.

Сегодня уже, наверное, можно сказать, что жизнь Липухина — своего рода метафора новейшей советско-российской экономической истории. Блестящий профессионал и организатор, он был наследником той самой романтической традиции «красных директоров», на счету которой все великие победы советской эпохи — от первой волны индустриализации, выковавшей будущую победу над фашизмом до космического прорыва, 50-летие которого мы с помпой отмечаем сегодня.

Практически все, созданное такими, как Липухин, до сих пор составляет основу нынешней экономики России — огрызка народного хозяйства СССР. Ничего нового, сравнимого по масштабу и значимости, новыми «экономическими субъектами» так до сих пор и не создано.

Советский карьерный «лифт» поднял Липухина с самых низов — Юрий Викторович начинал рабочим, был мастером, начальником цеха, главным инженером. С 1981 года возглавлял крупнейшее металлургическое предприятие. И в качестве генерального директора проработал на ЧерМК 15 лет.

Он спас родной завод в лихое, мучительное безвременье, когда умирала одна страна и рождалась другая. И, в конце концов, потерял его для себя навсегда, когда в 1996 году формальное собрание акционеров выбрало на должность генерального уже фактического хозяина частной компании Алексея Мордашова.

В период повальной приватизации советских промышленных активов, когда речь шла о выживании комбината, Юрий Липухин приблизил к себе молодого экономиста Мордашова, сделал его ближайшим советником и даже крестным отцом. Акции скупались у рабочих завода, которым задерживали зарплату через дочернюю фирму «Северсталь-Инвест».

Спустя некоторое время, уже отошедший от дел Липухин признавался журналисту Forbes Павлу Хлебникову в том, что его мучит жгучее чувство вины и стыда за то время:

«Чубайсовскую приватизацию он проклинает: «Она была сделана абсолютно безграмотно и неправильно, стала дикой, разгульной, криминальной», — писал Хлебников. — Он говорит, что по этическим соображениям не стал забирать все акции «Северстали» себе. «Если бы у меня не было совести и чести, я бы это сделал, — говорит бывший гендиректор. — Но я не мог наживаться на бедности народа». У Мордашова другое объяснение. «Были три причины, почему старые директора не стали собственниками своих заводов, — говорит он. — Во-первых, они не понимали, что такое приватизация. Во-вторых, они боялись, что это ненадолго, что придет прокурор, начнет задавать вопросы... А у нас не было этого годами вбитого страха. В-третьих, я думаю, они не верили, что наши заводы способны на такую экономическую отдачу».

В результате Липухин вынужден был уйти, оставив мечты о развитии предприятия, а своему воспитаннику, который сейчас занимает топовые позиции рейтинга все того же Forbes более 80% акций «Северстали».

Сегодня эта давняя малоприглядная история уже мало, кому интересна. «Заиграли», как говорят футболисты. «Северсталь» живет дальше. И ее новому хозяину, чтобы не потерять ту самую «экономическую отдачу», заново проходить то, что уже было пройдено его предшественником: заниматься модернизацией ветшающего оборудования, возвращать то стремление к совершенству, то уважение к людям труда, которые во времена Липухина были нормой жизни. А главное, постоянно и всеми способами доказывать свою легитимность, свое моральное право владеть тем, что он имеет. Право, которое не определяется одной только записью в реестре акционеров...

«Все, что было сделано на комбинате и в городе под его руководством, — говорится в некрологе, подписанном Алексеем Мордашовым, — соответствовало девизу, который сформулировал Юрий Викторович Липухин — „Устоять и преумножить!“. Эти слова мы будем вспоминать как его главный наказ — нашему и будущим поколениям металлургов».

Отошедший от дел Юрий Липухин увез свою обиду из города, где его все же наградили званием Почетного гражданина. Города, которому на долгую память он оставил Дворец металлургов, физкультурно-оздоровительный комплекс, новую поликлинику, восстановленный с фундамента храм Рождества Христова...

В Череповце память о Липухине жива. Его помнят те, кто работал с Юрием Викторовичем бок о бок. Сегодня это тоже, в основном, ветераны, бывшие и действующие инженеры, рабочие. Но не только. Добрым словом вспоминает Липухина и губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев:

«Это был великий человек. В той обстановке, в какой мы жили тогда, обстановке, в общем-то, беззакония, когда жизнь строилась по понятиям, а не по законам, от личности зависело очень многое, вот Липухин был из этой плеяды. Я работал под его началом, и я хочу сказать, что это была великая школа человека очень мощного по характеру, грамотного специалиста, блестящего управленца. Очень многое из того, что я умею и знаю, я почерпнул у него, и я считаю его своим великим учителем».

«РМ»
12.04.11.

Фото: архив «РМ»

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.