«Чемпионат чудес». Как сборная Исландии обыграла Лионеля Месси…

СамолётЪ вместе со всей страной смотрит ЧМ-2018. Особенно внимательно — за тем, как удивляют нас в матчах с фаворитами команды, на которые никто не делал ставку. Сегодня разговор об «исландском чуде»…

Фото: sport-express.ru/hbr-russia.ru

Ничья 1:1 в матче Исландии с Аргентиной стала одной из первых сенсаций российского мирового первенства, которое обещает стать самым непредсказуемым в истории. Но не последней — следом Германия проиграла сборной Мексики, а грозные бразильцы ничего не смогли поделать с организованной командой Швейцарии...

И всё-таки исландская команда, по нашему мнению, достойна особого разговора. И потому, что она начала удивлять весь футбольный мир не сегодня, а ещё на Евро-2016, и потому, что в России доказала, что способна противостоять фаворитам, к которым безусловно относится команда Аргентины, возглавляемая, пожалуй, лучшим футболистом мира — Лионелем Месси.

За исландцев болеют и в России. Например, Денис Мацуев,которыйзаявил коллеге из «Спорт-Экспресса»: «Как же я люблю выскочек! Таких, как исландцы на прошлом Евро». С Мацуевымсогласен и Александр Розенбаум: «Исландия меня просто потрясла на „Европе“! До глубины печенок. Может, еще и за нее буду болеть. Всем надо иметь такой характер, как у ребят из этой маленькой страны с вулканами».

Исландцев вдохновляет на подвиги их труднопереводимый слоган «PettaReddast!», который примерно означает, что "сегодня, конечно, мы можем проиграть, но дальше все будет хорошо!"Эти ребята — оптимисты, и в этойформуле — сутьих оптимизма.

А ещё у них есть уникальный тренер — Хеймир Хадльгримссон. Он живет на небольшом острове, работает стоматологом и одновременно тренирует свою команду. Невероятно энергичный и стойкий, он любит повторять: в жизни возможно все, главное быть к этому готовым. Став одним из самых популярных людей в стране, он спокойно относится к успеху и надеется, что слава не изменит его.

Накануне ЧМ-2018 Хеймир Хадльгримссон дал большое интервью HarvardBuisnessReviewРоссия, фрагментыкоторого СамолётЪ предлагает вашему вниманию...

— Когда вы стали тренером национальной сборной, трудно ли вам было завоевать авторитет, заручиться доверием команды?

— Непросто. В Исландии тренеры-любители тренируют спортсменов-любителей. Когда такие тренеры приходят в национальную сборную, все меняется: они имеют дело с профессионалами, взращенными в профессиональной среде, которые работают с профессиональными наставниками в других клубах. Так что некоторая настороженность вполне объяснима. Доверие профессиональных спортсменов нужно завоевать. Это сложно, на это требуется время. А вот потерять это доверие, наоборот, очень легко.

Мне невероятно повезло: сначала я был ассистентом Ларса Лагербека — очень опытного тренера. Я старался как можно большему у него научиться. Он щедрый человек, и я многим ему обязан. За пять лет совместной работы я стал существенно более зрелым. Надеюсь, я готов к самостоятельной работе. Время покажет.

— Вы часто повторяете, что в исландской сборной нет великих игроков. В таком случае как вам удалось создать отличную команду? На что вы делаете ставку, если не на мастерство футболистов?

— В разных клубах хорошая команда складывается из разных компонентов. Да, с фактами не поспоришь: у нас почти нет игроков высочайшего класса. Поэтому мы пытаемся выяснить, за счет чего можем обойти противника, и делаем ставку на это.

Надо понимать, что тренер национальной сборной работает с командой только три дня перед матчем. За это время вряд ли можно существенно улучшить технику игры, так что имеет смысл сосредоточиться на командном духе, организованности, мотивации, психологических установках. Мы об этом говорим, многое обсуждаем, смотрим видео. Наши тренировки проходят не только на поле, но и на собраниях.

Я думаю, мы одна из наиболее организованных команд в Европе. Мы ценим трудолюбие, сосредоточенность, дисциплинированность. Мы поощряем лидерство на поле — умение брать на себя ответственность и поддерживать других членов команды. Это очень важно для всех. Каждый игрок может быть лидером в своей области: кто-то умеет успокаивать людей, сглаживать углы, кто-то подбадривать и т. д. Конечно, мы не назначаем лидеров, не говорим: ты будешь ответственным за это, а ты — за то. Мы просто побуждаем спортсменов к тому, чтобы они делали то, что у них получается лучше всего. Кроме того, у нас превосходная защита, мы пропускаем мало голов — это отличная стратегия для не слишком сильной сборной.

Футбол — единственный вид спорта, в котором команда из третьего дивизиона может обыграть команду из высшей лиги, завоевать кубок и пробиться в число сильнейших, хотя это, конечно, очень трудно.

У нас потрясающая сборная, все игроки — яркие индивидуальности. Нам нравится быть вместе, общаться, мы друг друга очень любим. И нам приятно работать вместе.

— На встрече с читателями нашего журнала вы сказали, что не взяли бы в сборную крутого игрока, если бы он не подошел вашей команде по духу.

— Легко сказать, когда нет возможности заполучить такого игрока. Конечно, я, как и все тренеры, хотел бы видеть в своей сборной лучших футболистов мира. У них превосходная техника, и они могут решить исход матча. Но футбол — командная игра. Безусловно, мы бы пытались сделать все, чтобы эти игроки вписались в команду, подстроились под нее. Но если бы они мешали другим работать, играть, мы бы поняли, что они нам не подходят. Я считаю, что футболиста, который хорош сам по себе, но плохо влияет на других спортсменов, в команде лучше не держать.

— Что, по-вашему, отличает команду от группы людей?

— Команда — это нечто большее, чем сумма индивидуальностей. Это то, что для человека важнее, чем он сам. Люди, составляющие команду, вносят вклад в ее работу, ощущают свою вовлеченность, причастность ко всему, что с ней происходит, готовы чем-то жертвовать ради общего дела. Они как солдаты, готовые положить жизнь, сражаясь за родину, — хотя это, конечно, гипертрофированный пример.

Наша национальная сборная — настоящая команда. Все усердно трудятся, никто не думает, что он круче других и поэтому не должен работать. Мы считаем, что все равны и все одинаково важны. Это основа нашего подхода. Мы единое целое, и вместе мы сила. Команда — как цепь: если в ней есть слабое звено, она рвется.

— Обычно, если человек считает себя звездой, его трудно убедить в том, что он такой же, как все. Вам приходится воспитывать в игроках чувство равенства или оно присуще исландцам как нации?

— Последние годы все в Исландии озабочены равенством — между мужчинами и женщинами, между расами и т. д. Так что, возможно, это действительно национальная особенность — и к равенству мы готовы больше, чем другие. По крайней мере, я надеюсь на это. Наши игроки, даже если получают разную зарплату, на поле играют как одно целое, все выкладываются по полной. И, тем не менее, я считаю, что о равенстве нужно постоянно говорить, напоминать, как это важно. Потому что, вы правы, успешные спортсмены, те, кто играет лучше или получает более высокую зарплату, склонны считать себя выше других. Это заложено в человеке природой.

— Какие правила действуют в вашей команде?

— У нас нет правил — у нас соглашения. Разница в том, что тех, кто не соблюдает правил, приходится наказывать. Нам это не нравится. У нас есть принципы, которые мы сформулировали вместе с игроками, — о том, как нужно работать в исландской национальной сборной. Они касаются пунктуальности, уважения — к отелю, в котором мы останавливаемся, к своей форме, к окружающим, друг к другу. Один из принципов, например, — говорить друг с другом, но не друг о друге. Мы договорились о том, как мы живем, как себя ведем, как относимся к алкоголю, как тренируемся — скажем, нельзя травмировать игроков, так как через пару дней состоится матч и т. д.

Хотя одно правило у нас все-таки есть. В 10 часов вечера мы обычно собираемся и пьем кофе. С этого момента и до завтрака мы не покидаем отеля, в котором живем. Это правило ввел Ларс Лагербек. Когда он тренировал сборную Швеции, трое игроков за два дня до матча отправились в ночной клуб. Не думаю, что они пили алкоголь, но дело не в этом. На следующий день в газетах появились их фотографии, и Ларсу пришлось отстранить их от игры. Если спортсмены тусуются ночью, даже если они не делают ничего предосудительного, это наносит урон их репутации и репутации всей команды.

— В какой степени, по-вашему, успех команды зависит от работы тренера?

— В футболе ответственность за результат в разное время лежит на разных людях. Тренерская работа жизненно важна во время подготовки к матчу. В ходе игры, не думаю, что тренер может существенно влиять на то, что происходит на поле. Во время перерыва между таймами он может что-то подкорректировать, направить игроков. Но не более того. На поле все зависит от футболистов. Поэтому я и считаю, что так важно поощрять лидерство, приучать спортсменов к дисциплине и сосредоточенности во время игры.

— Как именно вы настраиваете игроков во время перерыва?

— Если есть проблема, надо найти решение. Даже когда тренер знает решение, мне кажется, лучше поручить игрокам самим найти его: обрисовать им ситуацию и предложить подумать, что можно исправить. В таком случае они с большей вероятностью сделают на поле все, как нужно. Задача тренера — направлять ход размышлений спортсменов. Но, конечно, бывают ситуации, когда приходится брать на себя роль диктатора. Если нужно быстро передать игрокам много информации, то общение идет совершенно в ином ключе.

— Какова роль болельщиков в жизни исландской национальной сборной?

— Исландия, как известно, — маленькая страна, поэтому наши болельщики очень тесно связаны с командой. Они могут быть чьими-то родственниками, друзьями, друзьями друзей, знакомыми знакомых. Мы знаем имена многих болельщиков, а с самыми преданными знакомы лично. Мы с ними общаемся, и у нас замечательные отношения. Например, перед каждым домашним матчем я прихожу в бар, где они собираются, и передаю им новости команды, рассказываю о том, кто сегодня выйдет на поле и как мы собираемся играть. Они первые обо всем узнают.

Исландские болельщики потрясающие, мы им очень благодарны. Они помогли нам на Чемпионате Европы: поддерживать нас во Францию приехало десять процентов исландцев — более 30 тыс. человек из страны с населением чуть больше 300 тыс. Это невероятно! Франции повезло, что к ним не приехало 10 процентов населения России.

— До недавнего времени сборную Исландии мало кто воспринимал всерьез. Не считаете ли вы, что это было вам на руку? И изменилась ли ситуация сейчас, когда никто уже не считает вас аутсайдерами?

— Думаю, в некоторых случаях — не всегда — у команды, играющей против слабого соперника, слегка падает мотивация. Исландия была слабой командой. Возможно, кто-то нас и не воспринимал всерьез, думал, что с нами будет проще справиться. Но после того как мы очень хорошо выступили на Чемпионате Европы, нас уже никто не будет недооценивать. И в этом, конечно, есть минус: сейчас все хотят у нас выиграть. Теперь с нами, вероятно, будут обходиться жестче, чем раньше. И, конечно, противники будут анализировать нашу игру гораздо внимательнее и детальнее, чем до этого, так что элемент неожиданности будет уже не так велик. Поэтому нам надо придумывать что-то новое, делать что-то совершенно иное, чтобы удивить противника. В этом смысле теперь нам сложнее.

— Какие цели, как вам кажется, нужно ставить перед собой, чтобы достичь максимального результата: реалистичные или завышенные?

— Вопрос в том, что считать реалистичным. Нельзя ставить перед собой легкодостижимых целей. Это бессмысленно. Но не стоит ориентироваться и на слишком высокие цели. Цель должна быть достижимой — это главное. Недостижимые цели не вдохновляют, не мотивируют. Они вообще не имеют эффекта. В них невозможно поверить. Зачем ставить перед собой цели, в которые не веришь? Если цель уже на грани, если поверить в ее достижимость не так-то просто, нужно разбить ее на части. Тогда вы будете держать в голове основную цель и приближаться к ней маленькими шажками. Если цель слишком большая — например, похудеть на 50 кг, вы никогда не достигнете желаемого, просто сформулировав ее. Но если разделите ее на более мелкие задачи — терять по 2 кг в месяц, — вам будет легче в нее поверить и достичь ее.

— Как понять, что команда или игрок достигли предела своих возможностей? И есть ли вообще такой предел?

Думаю, возможностям нет предела — всегда можно улучшить свои качества, навыки, углубить знания. Когда вы перестаете в это верить, вас отбрасывает назад, а впереди оказываются другие. Быть может, нельзя в одной сфере достичь 100-процентного совершенства, но можно в 100 разных сферах повышать свою квалификацию на один процент. И так постепенно добиваться мастерства во всем.

Все знают, что бежать стометровку невероятно трудно. Так что же, спринтеру думать, что он не может бежать быстрее, что он достиг предела? Тогда ему нужно уходить из спорта. Или лучше все же считать, что можно на долю секунды повысить свой результат, и придумывать, как это сделать? Может, поджечь свои кроссовки?

Подготовил Сергей Бесков
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.